Оплатить взнос
Logo Российское
Военно-Историческое Общество
Владимир Владимирович Путин
У страны должны быть герои, и люди должны их знать. Это должны быть ориентиры, на примерах которых сегодняшние поколения могли бы воспитываться и воспитывать своих детей. Это очень важно!
Владимир Владимирович Путин

Интересная история

Во-первых, обвинения казались смехотворными. Во-вторых, не было времени. Дел много, в отличие, видимо, от моих оппонентов. Последние желанный плагиат в моей работе искали-искали, да так и не нашли. В итоге обозвали всю диссертацию "лженаучной".

Поначалу не поверил. Думал, розыгрыш. Ну что за "лженаука" в XXI веке? Не на летающем же острове Лапута поселились граждане из "Диссернета"?

Но, увы, именно этот тезис и стал ключевым в развернувшейся в медиа дискуссии, которую я, будь иных воззрений, сразу бы заклеймил как "травлю". Но "травят" у нас, вы знаете, исключительно вольнодумцев и свободных художников. А таких, как я, "подвергают справедливой критике". Отношусь к этому нормально: должность обязывает - реагировать на любую критику конструктивно. Так что буду серьезен, лишь постараюсь свести к минимуму излишнюю наукообразность.

Итак, суть претензий к моей работе сформулирована в коллективном письме группы ученых-"либералов" в газете "Коммерсант", 28.10.2016: "…Особое внимание привлекает главный методический принцип, лежащий в основе этой работы: критерием истинности и достоверности исторического труда автор объявляет соответствие "интересам России"… Презрение к историческим фактам и готовность заменить их мифами, если они отвечают его собственному представлению о национальных интересах… Очевидно, что работы, основанные на таких принципах, стоят за пределами науки… Целью науки является поиск истины, и попытки заменить ее мифами, из каких бы соображений это ни делалось, подрывают основы научного взгляда на мир".

Звучит красиво. "Историческая наука… не оценивает события положительно или отрицательно в зависимости от их соответствия чьим-либо национальным интересам, а ограничивается беспристрастным анализом" (из "Заявления о лишении В.Р. Мединского ученой степени" на сайте "Диссернета", 25.09.2016).

То есть в диссертации, посвященной трудам иностранцев о России XV-XVII веков, я не имел права становиться на позицию интересов своей страны. Это, мол, антинаучно. Что ж, это вопрос уже не личный и даже не узконаучный, а, прямо скажем, идеологический.

Не бывает объективного Нестора

Начнем с начала. С летописей. Они создавались людьми куда более ответственными, чем мы. Год за годом ученые монахи записывали события, сводили списки, добавляли, переписывали. Были ли они беспристрастны? Объективны? Конечно, нет. Нет, нет и нет! И дело здесь не только в заказе от того или иного архиерея или князя. Просто в разное время у разных летописцев - киевлян, новгородцев, суздальцев - было разное мировоззрение, разное представление об "истинной" истории. Этому учат на первом курсе истфака.

Не бывает "объективного Нестора". Нет вообще никакой "абсолютной объективности". Разве что с точки зрения инопланетянина. Любой историк всегда - носитель определенного типа культуры, представлений своего круга и своего времени. Сегодня кажутся наивными выводы Ломоносова-историка, но обвинять его в антиисторизме - абсурд. Да, он искренне хотел доказать, что Рюрик был выходцем из славян. Именно так ему виделась логика событий русской древности. Признаюсь, мне лично она тоже симпатична. Что не означает, что кто-то имеет право объявить лжеучеными всех сторонников "норманской теории". У них свои аргументы. У Рыбакова, Скрынникова, Забелина - другие. У Сигизмунда Герберштейна - свои. В сказаниях иностранцев XV-XVII веков, которые я в диссертации критикую, тоже пересказывалась история России, и их авторы тоже считали себя объективными.

Историк - всегда заложник своих убеждений. Да, профессиональная этика и правила требуют от ученого стремиться быть объективным.

Однако, увы, любой ученый-гуманитарий, как бы ни старался, есть плод своего воспитания, своей школы, он зависим от теоретических рамок, от выбранной методологии, даже от того языка, каким привык пользоваться. Он сам конструирует объект своего исследования, базируясь на знаниях, идеологемах, свойственных его времени.

Иначе говоря, всякая история, если по-честному, есть современная история. Ибо каждый смотрит в прошлое с позиции своего дня.

Об этом, кстати, интересно написал доктор исторических наук Григорий Герасимов: "Я не защищаю взгляды Мединского и его исторические воззрения разделяю далеко не во всем, но я выступаю за его право на создание на их основе образа прошлого. Я против запрета на идеи, и мне очень странно и удивительно, что это движение на запрет мыслить возглавили именно либералы…" (журнал "Эксперт", № 11, 13.03.2017).

Впрочем, в том, что именно так называемые "либералы", как раз ничего удивительного нет. Классическая либеральная идея в современном евро-атлантическом мире давно уже трансформировалась в своего антипода - абсолютную нетерпимость к инакомыслию, готовность с решимостью крестоносцев - огнем и мечом - выжигать любые иные мнения.

"Я могу не разделять ваши взгляды, но с готовностью отдам вашу жизнь и жизнь всех ваших единоверцев - дабы впредь не разделяющих мои взгляды на Земле было меньше", - вот так скоро открыто зазвучит кредо вольтеров-"либералов" XXI века.

Присвоившие себе ныне право именоваться "либеральной интеллигенцией", "либеральной прессой", "либеральными учеными" любят поговорить о свободе мнений, но имеют в виду свободу только для себя. Говорят о толерантности - и абсолютно нетерпимы к чужой точке зрения. Говорят о защите прав и собственности - но имеют в виду только свои права и только свою собственность.

"Попытка лишить Мединского докторской степени за то, что он мыслит иначе, чем другие ученые, - пишет доктор исторических наук  Григорий Герасимов, - не первая и не последняя в истории науки. Конечно, Мединский не Галилей, но его судьи определенно следуют логике инквизиции". (журнал "Эксперт", № 11, 13.03.2017).

И все-таки она вертится

Итак, по порядку. Первое. История не существует без фактов. Но факты - это не только события, не только объекты материальной культуры - курганы, черепки и пирамиды. Идеи и мифы - тоже факты. Идеи и мифы, овладевшие массами, исторически весомее любых колизеев и виадуков.

Что более повлияло на ход Великой Отечественной? Сам бой 4-й роты политрука Клочкова под Волоколамском, уничтоженные 28 (или 128?) бойцами 17 (или 10?) - да какая, к черту, разница! - фашистских танков? Или тот самый миф-образ, созданный журналистами "Красной звезды"? Образ 28 панфиловцев, выкованный в сознании миллионов? Эта легенда стала материальной силой - страшнее и прекраснее любого факта любого реального боя. Ибо в ней воплотилась вся боль и вся мечта советского человека - защитника своей семьи и своей земли.

Не видеть в мифе факта - значит перестать быть историком.

Второе. Нет никаких "единственно верных" и "истинно научных" исторических концепций. Содержанием науки является научный поиск. Но он потому и является поиском, что предполагает гипотезы, рабочие версии, разнообразие инструментов и методов исследования. Если предположить, что это разнообразие теряется, - изничтожается научное содержание поиска.

Третье. Все исторические факты существуют не сами по себе. Мы с вами лично в Куликовской битве не участвовали и свечку при много чем еще не держали. То есть для нашего сознания история не есть непосредственно нами наблюдаемое событие, а всегда отражение в восприятии других людей.

Все исторические факты существуют для нас как уже преломленные через сознание и социальные интересы своего класса, нации, времени. Религии. Мировоззрения. Идеологии.

То есть история всегда субъективна и опосредована.

В истории неприменимы те же принципы, что в физике или геометрии. Тем интереснее она для пытливого ума. Мне могут не нравиться чьи-то умозаключения, но это всегда повод для разговора. Само восприятие разнообразных подходов профессионалов к тем или иным историческим событиям обогащает наше мировоззрение, заставляет думать.

Четвертое. Нет в истории никакого "беспристрастного подхода". Он всегда пристрастен и персонифицирован.

Исходя из "беспристрастного анализа", мы должны смотреть на Бородинскую или Московскую битву как на некое абстрактно кровавое месиво, смотреть без всякого сопереживания. Ну, одни победили, другие проиграли… Получатель грантиков какого-то болонского евроуниверситета, греясь на озере Комо, так, верно, и рассуждает. Но мы - не можем. Потому миллионы нас выходят с портретами наших предков на "Бессмертный полк".

Потому что мы понимаем: не встала бы тогда, в 1941-м, наша русско-скифская одержимость нерушимой стеной у Москвы, и все. Конец. Для нас это бы означало истинный "конец истории". Лишь в тех самых евроуниверситетах изучали бы: мол, жили там какие-то скифы, сарматы, хазары, татары, тюрки, славяне, превратившиеся в пыль времен…

Кстати, сами "либералы", сочиняя историю, даже не пытаются выглядеть беспристрастными. Этого они требуют только от нас. Вспомните пресловутый "ролик по истории России" в "Ельцин-центре". Пересмотрите внимательно. Градус идеологизированности такой - "Краткий курс" отдыхает.

Пятое. Зажмурьте глаза, глубоко вдохните и признайтесь хотя бы сами себе, молча. Признайтесь: достоверного прошлого не существует. Ибо уже через 5 минут любое событие начинает бытовать как интерпретация. Не говоря уж про пять веков. Не говоря уж про 25 версий двадцати пяти свидетелей, интерпретированных двадцатью пятью историками с разными взглядами.

Прошлое - всегда реконструкция из настоящего.

Интересы страны и переписывание истории

Что значит - нельзя рассматривать исторические труды и события с позиции национальных интересов? Почему это "лженаучно"? Вот это вообще за гранью моего понимания. Пардон, а с позиций интересов какой другой страны я должен рассматривать историю своего Отечества?

И почему об этом началась такая активная дискуссия именно сейчас? Моя работа была написана, защищалась в 2010-2011 годах. Ну, тогда рядовой депутат ГД и публицист, наверно, мало кого интересовал. Но ведь никто не брался ее оспорить и позже, на пике активности "Диссернета", даже в первые годы моей работы министром культуры. Почему сейчас? Что случилось? Подошел очередной грант? Близятся выборы? Или сама тема - опоры на нацинтересы, суверенитета в проведении культурной и исторической политики, стала с усилением внешнего давления на Россию более актуальной?

"Мы видим, что предпринимаются попытки перекодировать общество нашей страны, а это не может быть не связано с попытками историю переписать, причесать ее под чьи-то геополитические интересы", - это говорил В.В. Путин на встрече с историками ("РГ", 6.11.2014).

Мы знаем, это делается не в первый раз. Кто управляет историей, управляет будущим. Так было и во времена Нестора, и Ломоносова, и Покровского, и сегодня. И мы прекрасно осознаем, настоящий историк не просто изучает прошлое, не просто пытается его понять, осмыслить, извлечь и систематизировать уроки прошедшего. Он сквозь призму опыта прошлого осмысливает настоящее. Предлагает программу на будущее. Ибо сказано: БЕЗ ПРОШЛОГО НЕТ БУДУЩЕГО.

© Российская газета

Яндекс.Метрика