96 лет назад была убита Великая Княгиня Елизавета Федоровна

elizaveta-romanova.jpg

18 (5 ст.ст.) июля 1918 года Великая Княгиня Елизавета Федоровна была сброшена в шахту в сибирском городе Алапаевск. Вместе с ней казнь на заброшенном руднике в районе деревни Синячихи приняли ее келейница, инокиня Варвара, Великий Князь Сергей Михайлович, его секретарь Феодор Михайлович Ремез, Великие Князья  Иоанн, Константин, Игорь Константинович и князь Владимир Палей. В 1992 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Великая Княгиня Елизавета и инокиня Варвара были причислены к лику святых новомученников России, а день их гибели, 18 июля, установлено празднование дня почитания.

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения Великой Княгини Елизаветы Федоровны, «Великой матушки», как ее называли, - основательницы Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке в Москве. Елизавета Федоровна вела огромную благотворительную работу.  Потрясала современников личным милосердием. В период Русско-японской и Первой мировой войны размах ее общественной и благотворительной деятельности приобрел особые масштабы.

Елизавета Федоровна - супруга Великого Князя Сергея Александровича, брата Императора Александра III, родная сестра императрицы Александры Федоровны, дочь великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери Королевы Виктории Великобританской.

В 1891 году императором Александром III Великий Князь Сергей Александрович был назначен Московским генерал-губернатором.

«Семь лет ее брака прошли в полном расцвете петербургской жизни, она собрала вокруг себя все светское общество, и это общество ею восхищалось (…) В Москве все быстро усвоили навык постоянно на нее опираться, ставить ее во главе новых организаций, выбирать в патронессы всех благотворительных заведений», - вспоминал протопресвитер М. Польский.

«В этой деятельной и блестящей жизни Елизавета Феодоровна имела свою роль. Она была любезной хозяйкой на великолепных приемах в Александровском дворце и в Ильинском; она усердно тратила средства на множество дел благочестия и милосердия, на школы и на искусства», - восхищался ею Морис Палеолог.

Когда началась война с Японией, Великая Княгиня устроила в Большом Кремлевском дворце склад Красного Креста помощи раненым, который она ежедневно посещала.

Протопресвитер М.Польский писал, что Великая Княгиня была подготовлена к началу Японской войны, чтобы «сыграть главную роль в великом патриотическом движении, в котором приняло участие все русское общество, постоянно заботясь о раненых солдатах, как в госпиталях, так и на фронте, вдали от их домашних очагов(…)она всюду успевала, заботилась обо всем том, что могло восстановить силы и предоставить всякие удобства солдатам.(…)Но самым замечательным ее достижением, и только ее одной, была организация женского труда, в состав которой входили женщины всех слоев общества, с высшего до низшего, объединенные ею в Кремлевском дворце, где были устроены надлежащие мастерские.  С утра до вечера за все время войны, этот деятельный улей работал на армию (…). Весь день Великой Княгини проходил за этой работой, вскоре принявшей грандиозные размеры. То было целое Министерство своего рода (…) Личность ее была до такой степени вдохновляющей, что даже самые холодные люди…с необычайной энергией шли на благотворительную деятельность».

17 (4 ст.ст.) февраля 1905 года Великий Князь был взорван бомбой, брошенной в его карету социал-революционером. Великий Князь был буквально разорван на куски. Кучер – смертельно ранен, карета – разнесена. «Сила взрыва была так велика, что отдельные части тела были разбросаны далеко по сторонам, - писала в личных воспоминаниях о Великой Княгине Елизавете Федоровне Н. Балуева-Арсеньева. - Одну руку нашли по ту сторону Кремлевской стены на крыше маленькой часовни Спасителя. Великая Княгиня, упав на колени, стала собирать в свой платок останки тела мужа». Елизавета Федоровна в этот же день посетила в больнице умирающего кучера Андрея Рудинкина. Она приехала к нему специально в светлом платье, чтобы скрыть, что Великий Князь убит, так как врачи просили не волновать тяжелораненного.

«Андрей Рудинкин трогательно, забывая сильные боли, расспрашивал Великую Княгиню о Великом Князе, и она настолько мужественно брала все на себя, что не выдала своего горя и волнения», - писал в своих мемуарах друг семьи, выдающийся государственный деятель Российской империи начала ХХ века Владимир Федорович Джунковский.

На похоронах кучера, Великая Княгиня шла за гробом пешком три версты - от Яузской больницы до Павелецкого вокзала, - ведя под руку вдову.

«Панихиды по Великому Князю служились с утра до вечера. Великая Княгиня пожелала, чтобы народу не делали какие-либо стеснения, и Кремль был открыт для свободного прохода всем», - вспоминали современники.

Кремль был переполнен народом, церковь святителя Алексия, где стоял гроб с останками Великого Князя, не могла вместить всех желающих поклониться праху. Великая Княгиня получала массу писем, ни одно письмо не осталось без ответа.

На место убийства мужа Елисавета Феодоровна установила крест по проекту художника Васнецова. На памятнике были написаны слова Спасителя со Креста: «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят».

После смерти Сергея Александровича Великая Княгиня разделила свои драгоценности на три части: одну часть возвратила казне, другую – распределила между ближайшими родственниками и третью, самую обильную, направила на благотворительную деятельность.

На вырученные от продажи своих драгоценностей средства, она 24 мая 1907 г. приобрела в Замоскворечье, на улице Большая Ордынка, земельные владения с постройками и большим садом. В октябре 1907 г. в этих помещениях был устроен госпиталь для раненых Русско-японской войны. Переписка Елизаветы Федоровны и З.Н. Юсуповой хранится в Российской государственном архиве древних актов (РГАДА). В одном из писем к ней 1908 г. Елизавета Федоровна делилась замыслом учредить обитель сестер милосердия. Основание обители, его устав, правила она обсуждала и в письмах с императором Николаем II.

Только 10 февраля 1909 года великая княгиня сняла с себя траур, переоблачившись в монашеское одеяние и, собрав 17 сестер милосердия основанной ею обители, произнесла: «Я оставлю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».  Через два года сестер было уже около ста человек из всех сословий.

В больнице обители она сама ходила за больными. Самые тяжелые больные поступали в личное ведение Великой Княгини. Она несла при них ночные дежурства, утешала и ободряла. «Умирали все только на ее руках. И Псалтирь ночами по усопшим читала одна. Да, какая-то сила в ней необыкновенная. Какая-то светлость от нее исходила», - вспоминала монахиня Надежда.  

«Главные госпитали Москвы быстро обнаружили благотворные результаты лечения в госпитале Великой Княгини, вмещавшем в себе не более 15 пациентов, и самые безнадежные случаи всегда направляли сюда(…)В числе учреждений всякого рода она основала одно – для неизлечимых чахоточных женщин наибеднейшего класса, и навещала этот «мертвый дом» два раза в неделю», - писал протопресвитер М. Польский.

Она была покровительницей русских паломников, отправлявшихся в Иерусалим. Еще 1884 году во время свадебного путешествия они с супругом основали там Императорское Палестинское общество для приюта и обслуживания многочисленных русских паломников. Через основанные «Великой матушкой» общества, покрывалась стоимость билетов паломников, плывущих из Одессы в Яффу. Она построила также большую гостиницу в Иерусалиме.

Одно из важных деяний Великой  Княгини -  появление русского православного храма в городе Бари (Италия), где покоятся мощи святителя Николая Мир Ликийского. В 1914 году был освящен нижний храм в честь святителя Николая и странноприимный дом.

С наступлением Первой мировой войны матушка Елизавета полностью посвятила себя служению больным и раненым воинам. По воспоминаниям Архиепископа Анастасия, она посещала их не только в лазаретах и санаториях Москвы, но и на фронте. Часть сестер обители была отпущена для работы в полевом госпитале.

5 мая 1916 г. исполнилось 25 лет пребывания в Москве и благотворительного служения великой княгини Елизаветы Федоровны. В приветственном адресе Московского городского управление ее императорскому высочеству было подчеркнуто, что за эти годы ее деятельность приняла широкий общественный характер, особенно в период Русско-японской войны и Первой мировой. К этому времени Елизавету Федоровну стали называть «Великой матушкой».

В апреле 1918 года, на третий день Пасхи, Елизавету Феодоровну арестовали и вывезли из Москвы. С великой княгиней поехали две сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Перед тем, как сесть в машину, настоятельница осенила всех крестным знамением. Святейший патриарх Тихон пытался через различные организации, с которыми считалась новая власть, добиться освобождения великой княгини. Но его старания оказались тщетными, она была обречена, как и все члены императорского дома.  

Сестер, сопровождающих свою настоятельницу, привезли в Областной совет и предложили отпустить на свободу. Варвара Яковлева сказала, что готова дать подписку даже своей кровью, что желает разделить судьбу с великой княгиней. Так крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева присоединилась к узникам, ожидавшим решения своей участи.

Последние месяцы своей жизни Великая Княгиня провела в заключении, в школе, на окраине города Алапаевска, вместе с великим князем Сергеем Михайловичем (младшим сыном великого князя Михаила Николаевича, брата императора Александра II), его секретарем — Феодором Михайловичем Ремезом, тремя братьями — Иоанном, Константином и Игорем (сыновьями великого князя Константина Константиновича) и князем Владимиром Палеем (сыном великого князя Павла Александровича).

В  одном из источников говорится, что только первые четыре недели узники пользовались относительной свободой: они посещали церковь, работали в огороде и гуляли в близлежащем поле.

Глубокой ночью 18 (5 ст.ст.) июля 1918 г., в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, великую княгиню Елисавету Феодоровну вместе с другими членами императорского дома бросили в шахту старого рудника. Последними словами Великой Княгини перед казнью были слова Спасителя со Креста: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают».

В материалах следствия есть такие показания:

«…Сего 1918 года, 1 октября, я лично допрашивал жителей села Антоновки, Веру и Николая Кондратьевых, которые показали, что перед побегом из Верхотурья лично видели гибель Великих Князей Константиновичей, Палея, а также Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, у шахты Нижне-Сениченской. Причем, в шахту глубиной 70 аршин были брошены вышеупомянутые лица живыми, головами вниз (…). Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, стоя на коленях у шахты, молила о пощаде Князей (…) На что ей сказали: «Последней будешь ты кинута!» - что и исполнили, кинув головой вниз на лед. За ней были кинуты две бомбы».

На второй день революционеры бросали в шахту к казненным крупные камни и бревна. А снизу из шахты слышалось пение молитв и псалмов. На третий день председатель ЧК бросил на дно шахты горящий большой кусок серы. Верх шахты забросали досками и бревнами, засыпали землей.

Трупы Князей и состоявших при них служителя Феодора Михайловича Ремеза и монахини Варвары Яковлевой были подняты из шахты. «Они оказались в цельности, и проведенная тогда же медицинская экспертиза позволила установить, что алапаевских заключенных, перед тем, как бросить в шахту, жестоко избивали», - говорится в материалах следствия.

«Расследование показало, что Великая Княгиня сделала перевязку Князю Иоанну Константиновичу, будучи сама тяжело ушиблена (…) Около тела Великой Княгини нашли две неразорвавшиеся гранаты, а на груди – икона Спасителя. Великая страстотерпица пела себе и другим надгробные или благодарственные и хвалебные песни Богу(…)», - писал протопресвитер М. Польский.

1 ноября 1918 года – в день ее рождения, по распоряжению адмирала Колчака, тела Великой Княгини и всех других казненных с нею, были торжественно похоронены в Алапаевском соборе. Однако в июле 1919 года  при приближении красных, тела были перевезены сначала в Иркутск, а затем – в Китай.

«3 апреля в Пекине после заупокойного богослужения гробы были опущены в склеп храма Преподобного Серафима Саровского на кладбище нашей Духовной миссии. Отсюда уже, заботами сестры Великой Княгини, Маркизы Мильфорд-Хевен, принцессы Виктории (…) ее гроб вместе с гробом сестры Варвары был доставлен через Шанхай в Палестину», - говорится в воспоминаниях протопресвитера М. Польского.

Протопресвитер отмечает, что 15 декабря 1920 года тела Великой Княгини Елизаветы и инокини Варвары были торжественно встречены в Иерусалиме английскими властями, греческими и русским духовенством, многочисленной русской колонией и местными жителями. Усыпальницей для Великой Княгини стала крипта под нижними сводами русской церкви святой Марии Магдалины в Гефсимании.

В мемуарах Н. Балуева-Арсеньева пишет, что по рассказу очевидца, присутствовавшего «при перекладывании тела Великой Княгини из деревянного гроба в цинковый для отправки в Иерусалим все присутствовавшие были поражены состоянием ее тела: Великая Княгиня лежала в гробу, как живая, как будто ее только что похоронили (…). Даже еловая веточка, найденная на ее груди, была свежая и зеленая, точно только что сорванная».

Патриарх Иерусалимский Диодор благословил совершить торжественное перенесение мощей новомучениц из усыпальницы, где они до этого находились, в самый храм святой Марии Магдалины. В праздник святых Жен Мироносиц -  2 мая 1982 г. они были перенесены.

Спустя 10 лет, в 1992 году, Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в 1992 году причислил к лику святых новомучеников России преподобномученицу великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив им празднование в день кончины —18 (5 ст.ст.) июля.

 В подготовке текста использованы материалы: «Великая Княгиня Елисавета» (Издательство «Сибирская благозвонница», 2009); материалы сайта «Православие.ру»; статья  Е.В. Ивановой, главного специалиста Главархива Москвы «О реконструкции комплекса архивных материалов о благотворительной деятельности Великой Княгини Елизаветы Федоровны» (Вестник Архивиста, 10 января 2014 года)

0 Комментариев