Владимир Мединский: потери СССР при штурме Берлина мифологизированы

Безымянный.jpg

16 апреля 1945 года в ходе Великой Отечественной войны началась Берлинская стратегическая наступательная операция, целью которой было разгромить основные силы немецких групп армий "Висла" и "Центр", овладеть Берлином, выйти на реку Эльба и соединиться с войсками союзников. Об особенностях операции, о лучшей военной машине в истории человечества, о милосердии победителей и мифах о потерях Красной Армии РИА Новости рассказал Помощник Президента России, Председатель Российского военно-исторического общества Владимир Мединский.

— Как вы оцениваете Берлинскую наступательную операцию? Назовите ее ключевые особенности.

— Берлинская операция считается одной из самых успешных операций Второй мировой, это без преувеличения образец военного искусства, эффектная заключительная победная точка. В 1945 году Красная армия стала лучшей военной машиной в истории человечества, для нее не было нерешаемых задач, что и было наглядно продемонстрировано при взятии Берлина.

Берлинское направление было самым укрепленным в Германии, Гитлер хотел сделать немецкую столицу неприступной, этаким германским Сталинградом. Вокруг Берлина было создано три рубежа обороны, все подходы к городу минировались. В самом Берлине было сооружено около 400 мощных огневых точек — дотов и дзотов. Каждая улица была перегорожена промышленно изготовленными баррикадами, каждое здание превращалось в крепость.

Общая численность обороняющейся германской группировки была более миллиона солдат и офицеров, из них 200 тысяч — войска Берлинского гарнизона. В обороне Берлина также участвовали добровольческие формирования СС, куда входили выходцы из Прибалтики, а также французские, бельгийские и скандинавские подразделения.

Красная армия на берлинском направлении имела численное превосходство, но самое главное, удалось добиться подавляющего преимущества в технике и вооружении: в авиации — в два с половиной, в танках и артиллерии — в четыре раза. Именно это, помноженное на опыт, героизм солдат и офицеров, талант военачальников и позволило в предельно короткие сроки взломать немецкую оборону.

Берлин брали прежде всего войска 1-го Белорусского фронта под командованием Георгия Жукова и 1-го Украинского фронта под командованием Ивана Конева. Важное значение имели действия войск 2-го Белорусского фронта под командованием Константина Рокоссовского, прикрывавшего наши удары севернее Берлина. Силами советских фронтовых группировок удалось окружить и взять Берлин, продвинуться западнее этого огромного города, дойти до Эльбы, где была установлена связь с союзниками. Тем самым Германия была разделена на две части и потеряла возможность дальнейшего сопротивления.

— Какие необычные тактические приемы были использованы в ходе проведения операции?

— В Берлинской операции применялось множество любопытных тактических приемов. Наиболее известный — предрассветная атака фронта Жукова 16 апреля 1945 года в районе Зееловских высот с применением прожекторов. Перед наступлением на одном из участков прорыва установили на небольшом удалении от переднего края обороны 140 сверхмощных зенитных прожекторов на расстоянии 200 метров друг от друга. За два часа до рассвета после мощной артподготовки их одновременно включили. Свет силой 100 миллиардов свечей был направлен прямо на позиции противника, ослеплял врага, создавал ошеломляющий психологический эффект. В то же время мощные прожекторы показывали нашим наступающим войскам направление движения на поле боя.

— Как можно оценить соотношение потерь советских и немецких войск?

— Ситуация вокруг потерь Красной армии в Берлинской операции крайне мифологизирована на Западе. Очевидно, делается это со злым умыслом, чтобы показать, что для решения стратегических задач "кровожадные" советские полководцы, как обычно, "трупами завалили" немецкие позиции. Пишут об этом и различные блогеры. У нас же каждый блогер теперь мнит себя писателем, а почитателей таких псевдоталантов вряд ли будет интересовать, разбирается ли человек в теме, а между тем чаще всего блогеры совершенно не владеют достоверной информацией о предмете рассуждения.

Цифры потерь в этой операции известны и открыты: с советской стороны было около 275 тысяч раненых и 78 тысяч погибших. Это, конечно, огромные потери, но по меркам Второй мировой в процентном выражении от общего числа участников штурма такой подготовленной и неприступной твердыни показатель все же не столь высок.

Полной информации о потерях германской армии нет. В том аду, который устроила нацистам Красная армия, немцам было уже не до подсчетов. Но если обобщить все разрозненные данные, поступавшие от командования советских войск, и учесть сведения о числе захороненных немецких солдат и офицеров, то обнаруживаются невероятные цифры. По самым приблизительным подсчетам, части вермахта и эсэсовские подразделения потеряли порядка 400 тысяч человек, еще около 380 тысяч сдались в плен Красной армии. Остальные, в том числе фольксштурмовцы (старики и подростки, которых Гитлер обрекал на смерть), либо, переодевшись, разбежались по домам, либо удрали на Запад сдаваться союзникам.

Соотношение потерь говорит о степени мастерства и профессионализма Красной армии, о том, что советские военачальники воевали не числом, а умением.

Союзниками Красной армии были бойцы Войска Польского. Они в Берлинской операции потеряли около трех тысяч убитыми и шесть тысяч ранеными. Их вклад в Берлинскую операцию был высоко оценен: особая колонна представителей Войска Польского в составе сводного полка 1-го Белорусского фронта стала единственным иностранным подразделением, маршировавшим 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве в одном строю с бойцами Красной армии.

— Каким было отношение советских солдат к мирному населению в Берлине?

— Обстановка в Берлине сильно отличалась от той, что была в Вене и Праге, где советских солдат встречали с ликованием и цветами. Гитлер записал все мужское население Берлина — от 14 до 65 лет — в отряды фольксштурма Третьего рейха. Были среди них фанатики, отчаявшиеся, некоторые испытывали страх перед приходом Красной армии, но в целом преувеличивать их боеспособность не стоит. Если бы каждый из них стоял с фаустпатроном и сражался, то потери Красной армии были бы значительно серьезнее.

Но несмотря на то, что штурм Берлина дался большой ценой в отношении мирного населения, Красная армия демонстрировала истинное милосердие. Поверженному врагу приходили на помощь. После боев город был в бедственном положении: с разрушенной системой транспорта и снабжения, разбитыми водопроводом и канализацией, без электричества и самых необходимых продуктов. Поэтому всех берлинцев на протяжении нескольких месяцев кормила и обеспечивала всем необходимым Красная армия, и, отмечу, нормы снабжения были в несколько раз больше, чем в блокадном Ленинграде. Продовольствие везли специально даже из Советского Союза.

Показательна история берлинского метро, где во время боев прятались от бомбежек и артобстрелов тысячи мирных жителей и раненых немцев. Приказ о затоплении метро отдал лично Гитлер, когда узнал, что по его тоннелям пробиваются советские войска. Бойцы Красной армии, рискуя жизнями, спасали немецких женщин, детей и раненых солдат противника.

Неслучайно из всех вариантов памятника "Воин-освободитель" в берлинском Трептов-парке выбрали самый яркий, человечный и самый правильный образ — советский солдат, который держит на руках немецкую девочку. Этот образ подсказал реальный случай. Сержант Николай Масалов во время штурма Берлина вытащил из-под перекрестного огня маленькую немецкую девочку. Подчеркну, подобных случаев, подтверждающих готовность русского солдата пожертвовать собственной жизнью ради спасения другой, было множество, но именно история сержанта Масалова стала, как сказали бы сейчас, наиболее раскрученной медийно. Так широкую известность обрели и подвиги Гастелло, Матросова, Зои Космодемьянской... Но у той войны эхо долгое, и по сей день, по прошествии долгих десятилетий открываются новые страницы подвигов и имена героев.

— Какое значение имел тот факт, что именно Красная армия взяла Берлин?

— Гитлер собирался удерживать Берлин до последнего и намеревался при этом наносить максимальный ущерб Красной армии, чтобы что-то для себя выторговать, надеясь, что западные союзники, наконец, рассорятся с СССР. Идеологические противоречия между союзниками существовали. До последнего момента, вплоть до апреля 1945 года, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль настаивал, чтобы англо-американские войска взяли Берлин первыми. Еще 1 апреля британский премьер писал американскому президенту Франклину Рузвельту, что "если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять сами". И это, подчеркну особо, несмотря ни на какие Ялтинские договоренности. При этом с британской прагматичностью и высокомерием он заявлял, что если русские захватят Берлин, то "не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто бы они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу?" Интересно, что в этот же день Жуков и Конев лично заверили Сталина, что они возьмут Берлин раньше, чем к нему подойдут англо-американские силы. И нашим маршалам это удалось.

Взятие Берлина Красной армией лишь усилило тот неопровержимый факт, что именно Советский Союз безоговорочно и неоспоримо является главным победителем фашизма, а Москва внесла определяющий вклад в победу над Германией. Напомню лишь, не загружая вас статистикой, что на советско-германском фронте было разгромлено три четверти военных сил Германии и ее союзников.

Страны Европы можно поделить на две категории: одни сразу сдавались Гитлеру, другие воевали по мере своих сил. Так, норвежцы реально сопротивлялись, вся оккупация этой страны обошлась немцам в 5 300 солдат убитыми и ранеными. И это факт, заставляющий задуматься, ведь на Восточном фронте немцы столько теряли в среднем за один-два дня боев! Это, как говорится, пример для наглядности.

То, что Берлин взяли войска Красной армии, укрепило особо значимую позицию Советского Союза в послевоенном устройстве мира. Мнение Москвы никто не мог игнорировать. Это касалось и нашего участия в новой всемирной организации по безопасности. Кстати, тогда Украинская ССР и Белорусская ССР стали наряду с самим СССР членами ООН, хотя оставались союзными республиками в составе Советского Союза. При этом наша страна не злоупотребляла правом сильного. Если смотреть, как перекраивалась карта мира, то территориальные приобретения Советского Союза в конце 1930-х и в 1940-е годы в процентном отношении по сравнению другими странами были минимальными.

Источник: РИА Новости