Жизненный путь длиною в 91 год

Своими воспоминаниями  о довоенном детстве, о войне, о работе в органах госбезопасности  в послевоенные годы поделился со студентами Политехнического института НовГУ участник Великой Отечественной войны, полковник КГБ в отставке, Почётный чекист, лауреат форума "Общественное признание" Василий Петрович Михеев.

  

"Родился я 5 января 1924 года в Марийской республике, в крестьянской семье. Мама - Марина Васильевна, отец - Пётр Семёнович. Я - их первенец. Следом за мной появились на свет брат Аркадий, сёстры Галина, Нина, Тамара, братец Леонид. Хорошо помню своё детство, начиная с 7-летнего возраста. 

Помню, настало время идти в школу. Мне сшили новую ситцевую рубашку, купили сандалии, наголо остригли голову и повели в первый класс начальной школы. Школа была в 2-х километрах от нашей деревни. Каждый день после уроков я возвращался домой. А зимой родители устраивали меня на постой к своим знакомым. Мне там было неуютно. Я был ещё очень маленьким и сильно скучал по дому.

Учила уму-разуму очень строгая учительница, Екатерина Никитична. Её воспиттательные методы были довольно жёсткими. Тем не менее, а. может, именно благодаря этому, к окончанию начальной школы мы хорошо писали, умели читать и считать.

И вот родители переехали в большое село Юледур. Отца назначили директором семилетней школы, там я и учился с 5-го по 7-й класс. Учился хорошо, много читал. В селе была, по тем временам, богатая библиотека. Мы с Аркадием её часто посещали. Заведовала библиотекой сестра Сергея Мироновича Кирова - Елизавета Мироновна.

Наша мама занималась домашним хозяйством. Она умела при скромных доходах нас хорошо накормить и красиво одеть.

После семилетки я поступил в Сернурское педагогическое училище. Это в пяти километрах от дома, на границе с Кировской областью. Жил в общежитии, продукты возил из дома, сам себе готовил еду. Учился упорно, изучал много разных предметов. На втором курсе, когда началась учебная практика, нас водили по начальным школам, ближе закомили с будущей профессией.

Учёбой и чтением мои интересы не ограничивались, были и другие занятия. Я играл на трубе  в духовом оркестре. Одновременно осваивал игру на скрипке. Наш капельмейстер был хорошим учителем, уделял нам много внимания. Всем оркестром играли в Доме культуры районного центра и в других местах. Этим зарабатывали немного денег на свои нужды.

Вскоре в это же училище поступил брат Аркадий. Вдвоём стало веселей и намного легче. В 1941 году я окончил 2 курса педучилища.. Но все мои планы нарушила Великая Отечественная Отечественная война.

О дальнейшей учёбе я больше не мечтал. Родители из Юледура вернулись в деревню, занялись всякими бытовыми и крестьянскими делами.

И вот настал горестный день - нашего отца призвали в Красную Армию, отправили в "учебку" в известный многим посёлок Суслонгер Марийской республики.

Наступила осень 1941 года с её ранними заморозками. Нас, молодёжь, направили на строительство оборонительных рубежей на берегу Волги, в район Чебоксар. Поселили по чувашским деревням далеко от места работы. Приходили на берег Волги в темноте и возвращались обратно в темноте. Спали вповалку на полу, периной служила солома. Плюс ко всем неудобствам надоедали очень кусачие домашние насекомые.

В январе 1942 года нас отпустили домой Я сразу же поступил на курсы трактористов в Юледурскую МТС После окончания курсов в марте 1942 года меня направили помощником бригадира тракторной бригады. Мы пахали, сеяли, убирали урожай, и так до августа 42-го года.

А в августе я получил из военкомата повестку о призыве в армию. 14-го числа меня в составе команды новобранцев направили в учебный мотоциклетный полк Московского военного округа, расположенный в городе Сергач Горьковской (теперь Нижегородской) области.

Поместили нас в казарме, устроенной в бывшем Доме культуры. С 3-этажных нар было удобно прыгать по тревоге.

Срок обучения - три месяца. Изучали технические данные мотоциклов разных марок. Практические занятия проводились на мотодроме, который находился за городом. Шла одновременно учёба по тактической и огневой подготовке. Часто проводились практические стрельбы из винтовок, карабинов, автоматов, пулемётов, противотанковых ружей. Нас учили пользоваться гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Кормили неважно, зато много "гоняли".

Так прошли все три месяца учёбы. Наконец курсантов-красноармейцев построили для оглашения приказа. Большую группу направили в действующие фронтовые части. Двенадцать курсантов, в их числе меня, оставили в учебном полку и назначили инструкторами по практическому вождению  мотоциклов.

В марте 1943 года за нами приехал офицер - "покупатель". Нас повезли в Москву,  где временно поместили в АБЦ (автобронетанковый центр).

Помню, как-то была объявлена воздушная тревога, поступила команда: "Все бегом в убежище". Потом дали сигнал: "Отбой тревоги". Я вернулся на место и не обнаружил в своём "сидоре" выданного мне двухдневного продовольственного пайка - кто-то стащил. Спасибо соседу по койке - поделился со мной сухарями.

Затем нас повезли в Ногинск и зачислили в 51-й отдельный мотоциклетный полк 4-й танковой армии. Жили в лесу, в землянках. Полк ещё только формировался, и я попал во 2-ю роту. Командир роты - Хусим Тугович Гумба, командиры взводов - Чернов, Карпенко.

Шла интенсивная учёба личного состава полка. Мы изучали тактику полевой разведки, огневую подготовку, искусство разведки и т.п.

Полк состоял из 4-ротного батальона, двух пулемётных рот на машинах МЗ-2 и МЗ-3, танковой роты, артиллерийского дивизиона, подразделений связи, снабжения - всё на колёсах.

Я участвовал в боевых действиях на Курской дуге, в освобождении Украины, Польши, во взятии Берлина, освобождении Праги в составе  7-го гвардейского орденов Суворова, Кутузова, Александра Невского и Богдана Хмельницкого  мотополка 4-й гвардейской танковой армии в качестве мотоциклиста-разведчика.

Я награждён орденами Славы III степени, Отечественной войны II степени, медалями "За отвагу", дважды - "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За взятие Берлина", "За освобождение Праги", многими юбилейными медалями и Почётными знаками.

И вот наступил конец войны. Мы в Праге, затем - в городе Брно, откуда полк направили в Венгрию (Сомбатхели, Балатон-Фюрет, Балатон-Фельдвар, Будапешт).  Охраняли Союзную контрольную комиссию во главе с маршалом Ворошиловым.

Не знаю, по какой причине наш полк вывели в австрийский город Айзенштадт. На холмах с одной стороны стояли мы, с другой - американские солдаты. Там мы были недолго. Нам показали Вену, знаменитый венский лес и другие  австрийские достопримечательности.

И снова полк вывели в Венгрию. Потом погрузили технику и личный состав полка в эшелоны и повезли в Германию, в город Эберсвальд, где в то время дислоцировался штаб 4-й гвардейской танковой армии.

Так ещё полгода после окончания войны я служил на территории Германии, Чехословакии, Венгрии, Австрии.

В декабре 1946 года меня направили на учёбу в Рижское военно-политическое училище, и в качестве курсанта я находился там до марта 1947 года. Началось сокращение армии, и я выбыл из училища по демобилизации.

Вернулся на Родину, в родительский дом, а что делать дальше, не знаю. Решил снова пойти в МТС. Ещё когда был на фронте, получил письмо от мамы. Она сообщила, что я, будучи  помощником бригадира тракторной бригады, заработал много хлеба и кормов для скота. Всё, что мне причиталось, доставили лично ей. Меня это очень порадовало. Мамино письмо долго читал Гумба Х.Т., а потом похлопал меня по плечу: "Молодец!".

Как-то к отцу пришёл его друг Петров, второй секретарь Куженерского РКВКП (Б). Обсудив с отцом многие вопросы, сказал, чтобы я явился в райком партии для беседы с первым секретарём.

Побеседовали со мной первый секретарь Аникеев, второй секретарь Петров, зав. отделом Царегородцев, предложили должность инструктора отдела кадров райкома. Я согласился. Работал там с марта 1947 по июль 1948 года.

Когда-то в Ленинграде я познакомился с девушкой Катей. Некоторое время мы переписывались. Потом я взял отпуск и поехал в Новгород, где она жила на улице Красной. Встретился с Катей и её родителями. Познакомились, поговорили, потом мы с Катей пошли в ЗАГС и зарегистрировали брак.

Я уволился из Куженерского РКВКП (б) и переехал в Новгород. В обкоме ВКП (б) мне предложили работу в Новгородском РКВКП (б). Я стал инструктором отдела партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Были хорошие наставники, и работу я быстро освоил.

В апреле 1950 года нас, троих инструкторов РКВКП (б), пригласили на бюро Новгородского обкома ВКП (б) и предложили работать в органах госбезопасности СССР".

С этого времени мотоциклист-разведчик 2-й мотоциклетной роты начал новую наступательную операцию по розыску и привлечению к ответственности государственных преступников, которые в годы войны уничтожили тысячи безвинных людей, сожгли на Новгородчине сотни деревень. Но это уже совсем другая история...

   

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев