"Не знаю, как нам удалось выжить"

О дедушке своей ровесницы Ксении Матвеевой из деревни Бураково Поддорского района рассказал студент Политехнического института НовГУ Павел Григорьев.

 

Дедушка Ксении, Иван Григорьевич, много рассказывал о войне. А когда его не стало, в семье осталось письмо... Это письмо - его горькие воспоминания о войне.

Великая Отечественная война вошла в каждый дом, и трудно перечислить те беды, которые она принесла советским людям.

Иван Григорьевич рос в большой и дружной семье: мать  Анастасия Павловна, отец Григорий Николаевич, четыре сестры - Анфиса, Евгения, Раиса, Нина, брат Николай и сам Иван Григорьевич, родившийся в 1935 году. Когда началась война, ему исполнилось 6 лет. Старшей из детей, Анфисе, было 12 лет, а младшей, Нине, около года. 

Семья жила обычной деревенской жизнью в деревне Каменка, недалеко от посёлка Белебёлка, пока не наступил 1941 год. С началом войны жизнь резко изменилась. Отца призвали на фронт, и, чтобы выжить, всем приходилось много работать, в том числе и детям.

В 1943 году немцы начали угонять в Германию жителей Белебёлковского (теперь Поддорского) района. Вот что писал Иван Григорьевич в своих воспоминаниях: 

"В декабре 43-го года немцы ночью увозили людей из Ямновского сельсовета, в том числе из нашей Каменки. Грузили на машины и увозили. Две семьи, в том числе нашу многодетную семью, оставили в соседней деревне Ерзовке.  Через несколько дней за нами приехали на лошадях и увезли на станцию в деревню Сенцово, недалеко от Белебёлковского района.

Там нас посадили в вагон и увезли в неизвестном направлении. Мы видели, как на какой-то станции в вагоны погрузили очень много детей. К ним присоединили и нашу семью. Нас долго возили туда-сюда, взад-вперёд, гремели вагонами, отцепляли их и прицепляли. Когда мы, наконец, поехали в сторону Германии, за нашим поездом немцы пустили ещё один состав, который вскоре взлетел на воздух.

В Германии нас разместили в лагерных бараках на голых досках. Лагерь находился примерно в километре от города Шнайдемюль (теперь это польский город Пила). С нами  были дети из Украины, Белоруссии. В лагере нас подержали несколько дней, потом отправили в Демин, а там загнали в подвал. Это было недалеко от разводного моста. Когда нас везли, я видел на реке какие-то суда.

В Демине нам под видом молока  стали давать какую-то мерзкую жидкость. Её даже просто взять в рот было противно, не то чтобы пить. Но нас плётками заставляли пить: хочешь не хочешь, а выпьешь. После этого у нас всё невыносимо горело внутри. Мы жадно хватали и пили воду, но от этого становилось только хуже. Это повторялось два-три раза. После таких "микстур" нас сразу же увезли в лагерь  Шнайдемюль, в тот же барак.

Вот тут дети начали умирать один за другим. Из нашей семьи умерло четверо детей. Каким-то чудом выжили только мы с Анфисой. До сих пор не понимаю, как нам это удалось и какой чудовищный эксперимент с нами проводили.

Выжившим принесли тюфяки и одеяла. Лагерных номеров у нас не было, брали только отпечатки пальцев. Я потерял счёт времени и не знаю, когда нас опять посадили в вагоны и повезли. Привезли в Брест. Загнали в какой-то дом, вокруг колючая проволока в два ряда".

Когда наши войска освободили Брест, Ивана Григорьевича и других детей вернули домой.

Закончилась война. Маленький Ваня вырос. Всю жизнь он много работал, заботился о своей семье, но страшные, испепеляющие душу воспоминания всегда оставались с ним. Теперь Ивана Григорьевича, бывшего  малолетнего узника концлагеря,  больше нет с нами. Но его воспоминания о войне хранят внуки и правнуки, как напоминание нам, ныне живущим, что мы должны сделать всё, чтобы это никогда не повторилось.

  

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев