Историк Илья Хохлов рассказал студентам Политехнического института НовГУ об участии новгородцев в Русско-Японской войне 1904-1905 гг.

По инициативе волонтёрского объединения "Патриот", в конференц-зале Политехнического института НовГУ состоялась встреча студентов механико-энергетического отделения с научным сотрудником Новгородского  государственного объединённого музея-заповедника, специалистом в области военной истории, членом Новгородского регионального отделения РВИО Ильёй Хохловым.

Беседа об участии новгородцев в Русско-Японской войне 1904-1905 гг. стала третьей из цикла бесед, посвящённых военной истории Новгородской земли.


"Сегодняшнюю встречу, - обратился к слушателям Илья Владимирович, - мы посвятим участию новгородцев в Русско-Японской войне 1904-1905 гг. Эта война, на мой взгляд, несправедливо обделена вниманием, почти забыта. Все, наверно, о ней слышали, но мало кто знает о ней какие-то подробности, за исключением, может быть, подвига крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Возможно,  ещё кто-то краем уха слышал о защите Порт-Артура.

Причин на это много. Ну, во-первых, она была нами проиграна, неудачная  для нас была война, Поэтому о ней сразу после завершения не очень-то приятно было вспоминать. Кроме того, скоро в России начались события, которые уже окончательно её затмили. В первую очередь,  это Первая мировая война, которая по масштабу боевых действий и потерь, по степени влияния на  судьбу страны во много раз превосходила Русско-Японскую войну. Потом свершилась революция, после неё -  гражданская война.

В советское время Русско-Японскую войну рассматривали, как, с одной стороны, попытку царского правительства отвлечь население от каких-то насущных, внутренних проблем, с другой стороны - как событие, которое создавало предпосылки для революции. В основном в таком  контексте  эта война и рассматривалась.

Конечно, изучался военный опыт этой войны, то влияние, которое она оказала на развитие военного дела. Но это были узкоспециальные исследования, предназначенные в основном для военных. В массовой же памяти та война почти не отложилась, и хочется эту несправедливость исправить. Вообще, я занимаюсь в основном вопросами, связанными с участием  новгородских воинских частей в Русско-Японской войне. Эта тема мне очень близка.

Война велась на территории современного Китая, в Маньчжурии. Она не была для нас оборонительной. Это была,  по сути, война между Россией и Японией за влияние в этом регионе. То есть ни на территории России, ни на территории Японии боевых действий почти не было. Основные события разворачивались на территории Маньчжурии.

Поэтому возникает  естественный вопрос, что нашу Новгородскую губернию может связывать с Маньчжурией и с этой войной? На самом деле не так уж и мало. Есть даже зримые свидетельства её влияния на жизнь Новгородской губернии. Но об этом я  расскажу позже.

Русско-Японская война началась в 1904 году. В русском обществе  тогда господствовали такие шапкозакидательские настроения, недооценка сил противника: Япония - государство маленькое, за несколько десятилетий до начала войны она жила практически в Средневековье, была феодальной страной. Поэтому многие жители Российской империи смотрели на неё несколько свысока, и никто не сомневался, что Россия очень быстро сможет одержать победу над Японией.

Может быть, слышали такую фразу «маленькая победоносная война»? Считалось, что война с Японией будет именно такой. Но на деле оказалось всё намного сложнее, потому что японская армия оказалась достаточно современной, хорошо оснащенной, упорной, умелой. В общем, японцы оказались достойным соперником.

Очень скоро стало понятно, что маленькой и победоносной  война не будет, что  она потребует напряжения если не всех, то многих сил. Поэтому уже летом 1904 года, даже, начиная с мая 1904 года, началась мобилизация войск, которые располагались в европейской  части России. Начинали войну войска, которые изначально квартировали на Дальнем Востоке. Справиться с противником они не смогли, и стало понятно, что без дополнительных подкреплений, без войск из европейской части  страны вести войну будет сложно.

Поэтому началась мобилизация. Помимо всех прочих частей, которые были отправлены из европейской России на Дальний Восток, был и 1-й армейский корпус Санкт-Петербургского военного округа. В его состав входила наша новгородская 22-я пехотная дивизия.

Почему она новгородская? Дело в том, что с 1864 года эта дивизия квартировала на территории Новгородской губернии. В её состав входили 4 полка с совсем не новгородскими названиями: 85-й пехотный Выборгский, 86-й пехотный Вильманстрандский, 87-й пехотный Нейшлотский и 88-й пехотный Петровский. Названия, как я уже сказал, совсем не новгородские, но, по своей сути, это были наши новгородские полки, которые квартировали здесь у нас и которые были в значительной степени укомплектованы уроженцами Новгородской губернии.

Когда началась мобилизация,  численность полков начали приводить в соответствие со штатами военного времени, в мирное время численность полка была меньшей. С началом мобилизация полк укомплектовывают за счёт призыва запасных нижних чинов. Наши полки как раз укомплектовывались запасными в основном из Новгородской губернии".

Илья Владимирович показал 2 фотографии периода мобилизации в Новгороде. На одном снимке - запасные у здания Губернского присутствия по воинской повинности, это что-то вроде современного военкомата. На втором снимке - крестьяне, прибывшие провожать  на войну своих кормильцев. Максим Горький был в это время в Старой Руссе, где квартировал Вильманстрандский полк, и описал в одном из писем и в своём романе "Жизнь Клима Самгина" душераздирающие сцены прощания. 

"Запасные были обычно людьми солидного возраста, с семьями,  хозяйствами. Поэтому бросить  всё, и поехать на край земли  было  непросто, и это стало тяжёлым ударом для них и их семей. И вот эта фотография сделана в Новгороде, слева виден краешек здания манежа.

Кроме 22-й пехотной дивизии из Новгородской губернии на войну отправились некоторые другие части: 1-й понтонный батальон из Новгорода, 1-й саперный батальон из Боровичей, 4-й мортирный артиллерийский полк из Муравьёвских казарм.  На Дальний Восток  отсюда отправилось достаточно большое количество воинских частей. Все они приняли активное участие в Русско-Японской войне. Многие  потом получили коллективные награды.

Мобилизация была завершена к началу июля, и  вскоре началась отправка воинских частей на Дальний Восток. Напутствовать их в поход прибыл сам император Николай II. Вот фотография, сделанная на Софийской площади. Император держит в руках икону, которой он от своего имени, от имени императрицы Александры Фёдоровны благословляет полк. А рядом коленопреклонённые офицеры. По иронии судьбы, на том месте, где стоит император, сейчас стоит памятник Ленину.

Из Новгорода он поехал в Старую Руссу, на парад Вильманстрандского полка, который тоже отправлялся на восток. Император принял парад полка. На следующем снимке уже проводы 4-го  мортирного артиллерийского полка из Муравьёвских казарм. Там уже не было императора,  вместо него присутствовал Великий князь Владимир Александрович. Эти казармы, к сожалению, не сохранились, а был большой комплекс.

Может, кто-то слышал о Селищинских казармах, где служил Лермонтов?  От них сохранились руины. Такой же комплекс был ближе к Новгороду, по пути к Новгороду из Селищ. Там были манеж, церковь, другие здания. Там и квартировал 4-й мортирный артиллерийский полк.  

Вот на снимке проводы 1-го сапёрного батальона из Боровичей. В Боровичах довольно долго квартировала эта воинская часть. На снимке видны офицерские семьи, жители Боровичей.

Все эти проводы обставлялись очень торжественно. Если сейчас воинские части куда-то отправляются, то это обычно не афишируется. А в то время это сопровождалось напутствиями, молебнами, приветствиями. Жители городов подносили подарки, иконы, проводился парад войск. Тогда взаимоотношения между жителями населённых пунктов и воинских частей, которые там квартировали, были более тесными, чем сейчас.

В июле войска отправились в поход. Отправлялись они по железной дороге. Дорога была неблизкая, в пути они провели примерно месяц. И вот через месяц, в середине августа, войска из Новгородской губернии  начали прибывать на Дальний Восток, в город Ляоян.

Новгородский 85-й пехотный Выборгский полк практически сразу из эшелона вступил в бой ( 20-21 августа 1904 г.). Это был первый бой новгородцев на Дальнем Востоке. Они штурмовали Сыквантунскую сопку. Атаковали достаточно успешно, но тогда же понесли и первые потери.

На снимке запечатлено награждение солдат нашего 85-го пехотного Выборгского полка.  Генерал-адъютант Мейендорф, командир 1-го армейского корпуса, награждает Георгиевскими крестами наших солдат.

Наши полки приняли участие в нескольких сражениях. Первым было Ляоянское. Новгородцы прибыли уже к завершению этого сражения. Бой за Сыквантунскую сопку – один из последних эпизодов этого сражения. Следующее сражение состоялось на реке Шахэ. Оно стало одним из крупнейших в ходе войны. И в ходе этого сражения  произошел эпизод, очень интересный для нас, новгородцев.

Один из самых кровопролитных для наших полков за всю войну бой - это бой за так называемую «Сопку с деревом». Вот  эта сопка на фотографии. Это японская фотография, сделанная с японских позиций  уже в декабре 1904 года. Сопка представляла из себя  возвышенность с двумя невысокими вершинами, на  одной вершине - дерево. Этот бой состоялся в ночь 3-4 октября 1904 года.

Сопка была достаточно важной позицией, которая позволяла простреливать все окрестности. Она вдавалась в расположение русских войск, и её надо было во что бы то ни стало у японцев отбить. Состоялся бой, в котором приняли участие 3 наших полка из состава 22-й пехотной дивизии.

Это был  очень тяжёлый бой. Сначала пришлось преодолевать реку Шахэ, которая огибает сопку. Она была не очень глубокой, но всё же стала заметной водной преградой. Потом нужно было вскарабкаться на склон сопки и отбить её у японцев. Японцы отстреливались достаточно интенсивно, и русские полки на этом этапе (когда переходили реку) понесли довольно тяжёлые потери. Потом начала сгущаться темнота, бой завершался уже ночью. Ночью, в непривычных для нас горных условиях вести бой тяжело.

Поэтому были моменты, когда полки уже едва ли не обратились в бегство, но в конечном итоге всё-таки, несмотря на все тяготы, на потери, сопку  они смогли отбить. Одна  часть сопки (правая на фотографии) после этого боя получила название «Новгородской». В Маньчжурии  и сейчас существует Новгородская сопка.

Левая часть получила название Путиловской сопки, потому что её штурмовала бригада генерал-майора Путилова. Но это уже не наши, это уже восточно-сибирские стрелки. Там сейчас стоит  в память о погибших русских солдатах восьмиметровый православный крест. Он был поставлен через несколько лет после завершения войны. Это место существует и сейчас, и оно таким образом отмечено.

Это место, где наши полки понесли самые тяжелые потери. Потом на протяжении ещё нескольких месяцев до февраля 1905 года части 22-й пехотной дивизии размещались неподалёку от этой сопки и на ней самой. Они провели в этих местах большую часть войны.

Вот эпизод этого боя  запечатлён на  рисунке  художника Игоря Владимирова, который  при этом  непосредственно присутствовал. Можно сказать, что это рисунок очевидца. Войска переходят реку вброд под вражеским обстрелом и начинают вскарабкиваться на склон сопки,  а там достаточно крутой обрыв. Так что штурмовать возвышенность приходилось в тяжёлых условиях. Ещё один эпизод этого же боя, но это уже рисунок английского художника. Он достаточно хорошо передаёт атмосферу боя. Крутой склон, на который надо было вскарабкиваться под вражеским огнём. Японцы бросают ручные гранаты.

Новгородские полки ещё некоторое время провели в окрестностях этой  сопки. Потом в феврале 1905 года началось Мукденское сражение, которое для русской армии было тоже очень тяжёлым. Наша армия, в принципе, ни в одном из сражений не была полностью разгромлена, хотя войну мы проиграли. В целом сражения складывались для нас не очень удачно. В этом нет вины наших солдат и офицеров, которые, как и всегда, сражались доблестно. Упрекнуть их не в чём. Так сложилась обстановка. Здесь и командование действовало не очень удачно, В итоге мы эту войну проиграли.

Кстати говоря, когда заключали Портсмутский мир в августе 1905 года, многие в армии были этим недовольны, потому что армия не была разгромлена. Многие считали, что мы ещё в состоянии перейти в контрнаступление и одержать победу. Боевой дух был достаточно высоким. Но Мукденское сражение –это последнее крупное сражение на сухопутном театре военных действий. Оно сложилось для нас тоже неудачно. Русской армии пришлось отступить на север, причем отступали в тяжёлых погодных условиях: был мороз, шёл снег. И вдобавок, отступать пришлось достаточно далеко. Да и морально было очень тяжело.

Но опять же, к чести наших новгородских полков, надо сказать, что они свои позиции на Новгородской сопке оставили только по приказу, хотя японцы очень интенсивно  сопку штурмовали, обстреливали её тяжёлой артиллерией, которую привезли из-под Порт-Артура.

После этого русская армия отступила севернее на так называемые Сыпингайские позиции, где  наши полки провели последние месяцы войны. Но это были уже не очень масштабные бои. В основном всё сводилось к  небольшим рейдам, к разведкам, поискам.

После завершения войны наши полки провели на Дальнем Востоке ещё около года. Время было неспокойное. Россия была охвачена стачками, забастовками. Бастовала  железная дорога, из-за чего  было нарушено сообщение с Дальним Востоком. На Дальний Восток вёл всего один железнодорожный путь - Транссибирская магистраль.

Из-за забастовки происходили очень большие задержки в движении поездов. Поэтому 22-я пехотная дивизия вынуждена была ещё одну зиму провести на Дальнем Востоке. Только весной 1906 года она, наконец, вернулись домой.

А теперь поговорим о зримых свидетельствах тех  давних событий на территории Новгородской губернии. Самое яркое из них - это памятник «доблестным вильмастрандцам» в Старой Руссе. Он был сооружён после войны по инициативе офицеров полка. Был начат сбор средств. Какую-то сумму собрали офицеры, недостающую сумму пожертвовал император Николай II. И вот в 1913 году в Старой Руссе состоялась закладка этого памятника.

Этот памятник если не уникальный, то  уж точно очень редкий. В России успели поставить не так много памятников событиям Русско-Японской войны. Это, можно сказать, символическая могила однополчан. Вильманстрандский полк мне очень близок, я в основном  им занимаюсь. Он потерял на той войне убитыми 5 офицеров и около 170 нижних чинов. Это были в основном уроженцы Новгородской губернии. Но если говорить об офицерах, то там состав был интернациональный. Из  5-и офицеров - один немец, один армянин, трое русских.

Представители всей империи участвовали в этой войне очень достойно. Вот такой у нас есть памятник, достаточно редкий, особенно для небольших провинциальных городов. Удивительно, как он пережил первые годы Советской власти, потому что памятник ополченцам в Новгороде, например, уничтожили. А здесь сохранился памятник солдатам  и офицерам царской армии! Ещё удивительнее, как он пережил войну. Потому что Старая Русса была полностью разрушена, практически по ней проходила линия фронта. Поэтому удивительно, что этот памятник уцелел. На нём остались следы военного времени, следы осколков и пуль, но в целом памятник устоял. Можно сказать, каким-то чудом.

В Новгороде тоже должен был появиться аналогичный памятник, аналогичный не внешним видом, а по сути - памятник солдатам и офицерам Выборгского полка, который квартировал у нас в Новгороде. В 1914 году уже начались работы по его возведению. Был заложен фундамент, в Петербурге началась отливка фигур для этого памятника. На снимке можно видеть его проект. Вид у него достаточно помпезный: скала, на которой располагаются фигуры солдат. Памятник увенчан орлом. На нём должна быть надпись: «В память погибших за веру, царя, Отечество и Великий Новгород воинских чинов Выборгского полка и граждан Новгорода».

Стоять он должен был на том месте, где сейчас стоит памятник Владимиру Ильичу Ленину. Причём, сооружая памятник Ленину, использовали как раз фундамент этого памятника. История так сложилась. Конечно, жаль, что этого памятника у нас нет. Такова наша история, не всё, что задумано, удалось воплотить в жизнь.


Есть ещё одна тема, немного экзотическая и очень интересная. Она тоже связывает Новгородскую губернию с Русско-Японской войной. Это тема пребывания японских военнопленных в селе Медведь Новгородской губернии. Село Медведь (тогда Новгородский уезд) сейчас  в  Шимском районе. Там ещё при Аракчееве  были построены большие казармы, из того же разряда, что и Селищенские, Муравьёвские. В Медведе были такие же казармы. Именно эти казармы были выбраны местом содержания японских военнопленных в Российской империи. Первые партии пленных начали прибывать летом 1904 года. На снимке видны пленные японские офицеры, сидящие за столом, и пленные японцы вместе с солдатами и офицерами 199-го пехотного резервного Свирского полка, который квартировал в Медведе.

Надо сказать, что условия содержания военнопленных были совсем не такими, какими они были в последующих войнах. Сейчас у нас плен ассоциируется с какими-то ужасами, концлагерем, жестоким обращением. Этот образ применим ко всем сторонам последней Отечественной войны. Немецким пленным в Советском Союзе тоже было несладко. Страна была разорена, сами жители Советского Союза голодали, так что пленным жилось не лучше.

Мы  представляем себе плен по Второй мировой войне и отчасти по Первой мировой войне какими-то ужасом. Но в Русско-Японскую войну всё было совсем иначе. Русско-Японская война в этом смысле была почти идеалом, одной из немногих войн вообще в новейшей истории, где все правила обращения с пленными, установленные на Гаагской конференции 1899 года, соблюдались достаточно строго. Когда сейчас мы читаем о том, как содержались у нас японские военнопленные, то это больше похоже на какой-то курорт, пионерлагерь или что-то в этом роде.

У пленных был достаточно свободный режим, ежедневные прогулки. Их, конечно, сопровождали офицеры или нижние чины  полка, который их охранял. В целом,  прогулки были достаточно свободными. Их хорошо кормили, причём было даже предписано выдавать им ту пищу, к которой они привыкли у себя на родине. Кормили их по нормам, положенным в Русской армии. Питались они так же, как русские солдаты. Даже делались поблажки: вместо чёрного ржаного хлеба выдавали белый, а также, по их просьбе, вместо манной каши - рисовый суп. Им шли навстречу.

Японцев не использовали ни на каких принудительных работах. Их, конечно, можно было использовать, но при этом был целый ряд оговорок. Во-первых, эти работы не должны быть унизительными для них. Во-вторых, они не должны были участвовать в работах, направленных против их соотечественников. Их работа оплачивалась. Половина этой суммы шла на улучшение их содержания. Вторая половина выдавалась им при освобождении. Надо сказать,что в Медведе японцы не очень-то работали, в основном они выполняли какие-то хозяйственные работы. Те работы, которые были  необходимы им для собственного содержания: наколоть дров, наносить воды и так далее.

Пленным офицерам было разрешено покупать алкоголь, по определенной норме. Они изготавливали музыкальные инструменты, национальные сувениры. Например, сувениры-модели кораблей, домов. На снимке видны их поделки. Сувениры продавали.

Что касается вопроса: «Почему их так далеко везли?», я нигде не нашёл вразумительного ответа. Но я думаю, что на самом деле всё достаточно прозаично: просто в Медведе было, во-первых, подходящее помещение, которое могло их вместить, а ещё было обязательное условие, что там, где они будут содержаться, должна квартировать воинская часть из местных войск. В Медведе просто совпали все условия. Я думаю, что на Дальнем Востоке и в Сибири тогда просто не было таких казарм, где могли бы разместить всех пленных. Видимо, поэтому их сюда  и везли.

По их просьбе в январе 1905 года Медведь посетил американский вице-консул Томас Смит. США тогда были нейтральной стороной. Японцы попросили его приехать в качестве посредника и предъявить несколько претензий по содержанию. В частности, военнопленные  просили перевести их куда-то в более тёплый климат. Сделать это не успели...

Вскоре после окончания войны всех, кто выжил, отпустили, некоторые умерли. Точную цифру умерших в Медведе японцев даже  сами японцы не знают. Где-то примерно 20 человек. Причём умерли от естественных причин. Понятно, что это война. Кто-то был раненым, умер от ран. Могли быть какие-то другие причины, например, от болезни. Но уж точно не от жестокого обращения.

Британские газеты писали, что в Медведе совершили ритуальное самоубийство едва ли не несколько десятков японских пленных. Но это неправда. Это была газетная «утка». Если и были такие случаи, то единичные. Это не исключено. Может быть, кто-то из офицеров и совершил самоубийство.

Кстати говоря, самый старший по чину офицер, майор Того, был племянником адмирала Того, который разгромил русский флот в Цусимском сражении. Ему даже разрешили жить с женой, приехавшей из Японии, чтобы скрасить мужу тяготы плена. Условия были достаточно мягкими, никакой жестокости не было. Даже с местным населением у японцев складывались неплохие отношения. До сих пор жители села Медведь поддерживают контакты с Японией и японцами. В центре села открыт мемориал, посвящённый умершим в Медведе пленным.

Ещё один интересный момент. На самом деле, содержались там не только японцы, были китайцы и корейцы, но это люди из числа обслуживающего персонала. Японцы  их использовали в армии   в  таком качестве. Содержались там даже англичане, американцы, норвежцы. Это были члены экипажей судов, зафрахтованных японским правительством для перевозки военных грузов. Суда эти были потоплены, а их экипажи взяты в плен. Вот на снимке  пленные британцы. Они провели в Медведе несколько месяцев. Их отпустили раньше, чем японцев. Японцы даже выразили протест по поводу того, что в качестве военнопленных содержатся экипажи таких судов. Ну их в конце концов отпустили. А вот снимок, где они закупаются в трактире на дорогу домой.

В 1908 году в Медведь прибыла комиссия из Японии. Японцы эксгумировали тела  умерших соотечественников, отправили их в Германию, а там кремировали. Прах отправили на родину, но в Медведе остались надгробные камни с могил. Все контакты, которые сейчас администрация села Медведь поддерживает с японцами, начались с того, что в 60-е годы какие-то местные мальчишки нашли камни с иероглифами. Эта история получила огласку. Завязались контакты. До сих пор представители Японии и японский консул из Петербурга время от времени приезжают в Медведь.  Несколько лет назад в центре села был сооружён мемориал. До наших дней продолжают находить камни с иероглифами.

Рядом, перед мемориальной плитой, выложены эти камни. В Медведе есть музей, и японцы в этот музей  даже привозили какие-то экспонаты.

Сколько погибло новгородцев? Полной статистики нет. Я думаю, что  несколько сотен человек. Дело в том, что новгородцы служили ещё и в других частях, которые квартировали в других регионах. Поэтому такую статистику очень трудно составить, практически невозможно. Для этого надо просмотреть списки потерь всей Русской армии с указанием губерний. Это работа на всю жизнь.

Россия в Русско-Японской войне потеряла половину Сахалина, которая отошла Японии. Потеряла 2-ю Тихоокеанскую эскадру в Цусимском сражении. Это тоже был шок, потому что флот был гордостью России. И опять же никто не мог себе представить, что японцы, которых считали едва ли не отсталым народом, вдруг смогут разгромить наш флот. А они смогли.

Одной из главных причин нашего поражения в этой войне стало то, что наш флот был практически уничтожен. Это была война за влияние в регионе.

Русско-Японская война длилась около полутора лет. Основная эпопея - осада Порт-Артура. Порт-Артур - это  крепость, которую японцы очень долго осаждали. Этот эпизод чем-то похож на оборону Севастополя во время Крымской войны. Тогда очень долго держался наш гарнизон, держался доблестно, но, в конечном итоге, пришлось капитулировать. Сдача Порт-Артура стала одним из переломных моментов в войне.


Русско-Японская война для нас, конечно, не самая значимая в истории, но тем не менее всё равно воевавшие там люди свой долг исполнили. Они не выбирали, в какой  войне  им участвовать - в Отечественной или в какой-то другой. Мы защищали свои интересы.

Я интересовался, как китайцы к этому относятся. Так вот для них, что русские, что японцы были чужаками. И китайцам эта война ничего не принесла, кроме бедствий. Легко представить: приходят две чужие армии и начинают на вашей территории выяснять отношения. Естественно, это жертвы, разрушения. Китай в военных действиях практически не участвовал. Но происходило это на его территории".

В конце встречи слушатели подарили гостю книгу воспоминаний ветеранов "Нам нужна эта память", материалы для которой собраны и подготовлены к изданию студентами и преподавателями Политехнического института НовГУ.

Беседу записала студентка Анастасия Семенцова. Фото Анастасии Семенцовой.

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев