Небесное тело имени юной разведчицы Вали Олешко

По инициативе волонтёрского объединения "Патриот", в конференц-зале Политехнического института НовГУ состоялась встреча участника Великой Отечественной войны, полковника КГБ в отставке, почётного чекиста, лауреата Форума "Общественное признание", члена Новгородского регионального отделения РВИО Василия Петровича Михеева со студентами механико-энергетического отделения.

 

В Политехническом институте Василия Петровича любят и всегда ждут. Он не только делится  своими воспоминаниями о войне, но и  рассказывает о своей работе в органах госбезопасности в послевоенное время. В этот раз он продолжил рассказ о своих розыскных делах, начатый в предыдущих материалах,  опубликованных  ранее на портале РВИО: 06.05.2015 ("Захваченные документы дали ключ к разоблачению вражеской агентуры"), 05.05.2015 ("Это он, это тот каратель, который стрелял...!"), 28.04.2015 ("Покарать по заслугам нелюдей..."), 17.04.2015 ("Я солнце запомнил - оно было красное"), 14.04.2015 ("Эти розыскные дела достойны особого внимания"),  06.04.2015 ("Имена палачей и убийц тоже должны быть известны людям"), 03.04.2015 ("Жизненный путь длиною в 91 год"),  03.03.2015 (Не забыть и не простить).

По всей стране символами бессмертия подвига героев  Великой Отечественной войны горят огни Вечной Славы. На площадях городов и сёл застыли в бронзе и граните бесстрашные солдаты Родины. Установлен такой памятник и в посёлке Лампово Ленинградской области. На нём среди других имён высечено имя советской разведчицы Валентины Иосифовны Олешко. Добрую память о ней и её героических делах восстановили новгородские чекисты. А дело об Олешко возникло так.

В управление КГБ СССР по Новгородской области поступили протоколы допросов арестованного изменника Родины, агента германской разведки В. Шилина. В этих показаниях (позднее выяснилось, что Шилин был ещё и провокатором) упоминалась разведчица Валентина Олешко. Сообщалось, что Олешко якобы перешла на службу к противнику, и по этим данным сразу после войны её объявили в розыск как изменницу Родины.

 

Василий Петрович вспоминает:

"Мы проделали огромную работу, изучили сотни различных документов, показания арестованных германских агентов и свидетелей, установили и опросили сотрудников разведки, готовивших Валентину Олешко для заброски в тыл врага. Стало ясно, что Шилин преднамеренно лгал. Нами были документально установлены следующие факты.

В августе 1942 года в Хвойнинском районе дислоцировалась эскадрилья Валентины Гризодубовой. Оттуда самолётом разведывательный отдел штаба  Ленинградского фронта забросил в Гатчинский район, оккупированный немецкими войсками, парашютистов-разведчиков. Руководителем одной из групп была 19-летняя разведчица Валентина Олешко.

Прошли сутки, но условный сигнал по рации от группы не поступил. Группа на связь не вышла. Ещё долго операторы  радиоузлов Ленинградского и Волховского фронтов искали в эфире позывные Олешко. Но рация молчала. От Валиной группы не было никаких известий.

Через месяц стало известно, что все 9 человек схвачены контрразведкой 18-й армии  немецкой группы войск  "Север".

18-я армия вермахта в августе 1941 года заняла Красное Село, Гатчину, Павловск, Пушкин, подошла вплотную к Ленинграду и блокировала его. В этих местах фашисты продержались почти три года до окончательного их разгрома и снятия блокады в январе 1944 года. В посёлке Лампово Гатчинского района разместились отдел контрразведки 18-й армии и его шеф майор Вакербард. Разведгруппа Вали Олешко должна была внедриться в немецкую агентурную группу. После провала разведоперации пленных парашютистов доставили в Лампово.

Как получилось, что ребят спрыгнувших на условный сигнал - пять костров - встретили переодетые офицеры Абвера?

Удалось установить, что наша разведка сначала направила под Гатчину резидента, которого взяли абверовцы. Резидент, не выдержав пыток,  рассказал, что скоро туда же будет заброшена разведгруппа. Дальнейшая судьба резидента неизвестна. Но провал группы случился именно по его вине.

Ребята со дня на день ждали допроса, пыток и казни. Но их никто не допрашивал. Напротив, через две недели их освободили из-под стражи, выпустили из тюрьмы и поселили в одной из поселковых изб - предоставили возможность жить в тылу у немцев. Пленные были в недоумении: ведь они не давали для этого никаких оснований!

Каждый понимал, что это неспроста, что фашисты попытаются их завербовать и привлечь к активной работе. И никому не пришло в голову, что вербовка уже идёт полным ходом. Видимо, Валя поняла это первая. И вскоре ей действительно предложили работать на немецкую разведку, но она отказалась. Спустя месяц пленным выдали пропуска, будто бы для перемещения по  территории после комендантского часа. Похоже, ребят уже считали немецкими агентами, хотя они не давали на это ни согласия, ни подписки. И вновь у Вали мучительные раздумья - что делать?

У молодой разведчицы возникает дерзкий и полуфантастический план: выкрасть у начальника контрразведки секретную папку со списками агентуры в Ленинграде, а его самого захватить живым на лесной дороге, когда он поедет на встречу с командующим немецкой 18-й армией. Затем шефа контрразведки надо будет  доставить к вызванному по рации самолёту и переправить через линию фронта к своим. Если самолёт не сможет взять всех участников операции, то часть из них останется в лесу и попробует пробиться в Партизанский край. 

Полгода группа Вали Олешко в тылу врага вела радиоигру с асами немецкой разведки. Смелая операция была назначена на 5 марта 1943 года Всё было подготовлено - расчищена  площадка в лесной глуши для самолёта, установлена связь с радисткой, работающей в Нарве на конспиративной квартире. По Валиному сигналу нарвская радистка должна была вызвать самолёт. Но сигнала не последовало.

 

Находясь среди врагов, Олешко сумела привлечь на свою сторону других военнопленных, не желавших служить фашистам. Но среди них оказался действовавший провокационно немецкий агент, и по его доносу все участники заговора были арестованы. Ранним утром молодых разведчиков вывели на расстрел. За то, что Валя, даже находясь в плену,  выполняла свою миссию разведчицы, немцы отплатили ей сполна - запустили "утку", что она работает на Абвер. Вот отсюда и пошло в послевоенное время - "предательница", пока не разобрались в этом деле новгородские чекисты.

Девушка была расстреляна под местечком Дружноселье Гатчинского района Ленинградской области и похоронена в братской могиле. Посмертно (через 30 лет!) награждена орденом Красного Знамени.

Десять лет спустя после той казни, просматривая следственные дела на изменников Родины в годы Великой Отечественной войны, я обнаружил копии приказов немецкого командования, в которых упоминалось имя Валентины Михеевой, моей однофамилицы. 19-летняя девушка значилась как резидент агентурной разведки НКВД. По моей просьбе были подняты секретные данные на этого агента. В учётной карточке, которая хранилась в  Центральном архиве КГБ, стояла запись, сделанная в 1943 году: "Связь с группой не установлена. Судьба членов группы неизвестна. Предположительные данные: захвачены в плен контрразведкой 18-й армии". И была в ней одна особая отметка: "Не исключено, что совершено предательство. Проверить".

Действительно, в течение 24 часов после заброски в немецкий тыл на связь вышли все, кроме Валиной группы. Лишь через месяц поступили сведения: разведчики захвачены Абвером. Всё как бы сходилось: состав группы, имя и возраст командира, не совпадала лишь фамилия. У немцев Валя значилась как Олешко, а в учётной карточке в разведывательном центре - как Михеева. 

Мало ли разведгрупп было заброшено в тыл к врагу? У офицера оперативно-следственного отдела и так много работы. Где взять время на исследования архивных данных? Но я решил установить истину. Меня больно задело, что у предательницы моя фамилия. Тут ещё сыграл роль мой принцип - везде и  всегда доходить до самой сути. Мне казалось, что здесь что-то не так: может быть, заблуждение или даже ошибка писаря...  Слишком много нестыковок в этом непростом архивном деле "предателя Родины Вали Олешко".

Мне на память пришло одно обстоятельство, связанное с судебным разбирательством изменника Родины Валентина Шилина... Поиски вывели нас на следственное дело другого карателя - служившего в немецкой полиции Валентина Клочкова.  Оказалось, Клочков был вовлечён Валей в группу для осуществления своего дерзкого замысла. Клочков сначала согласился идти со всеми на рискованный шаг. Они с Валей вместе поехали в Нарву, где Олешко должна была установить связь с радисткой.

Как выяснилось, именно Клочков поставил в известность о предстоящем заговоре немецкое командование. На следствии он уверял, что зондерфюреру Майснеру и так всё было известно, и принимать какие-либо меры, чтобы предупредить участников группы, было поздно. Однако нами было установлено, что Клочков сам явился в комендатуру и именно он предал группу.

Путём сопоставления свидетельских показаний мы установили, что Михеева и Олешко - одно и то же лицо.  И всё же мы не отбрасывали полностью подозрения в том, что она перешла на сторону Абвера. Оставалось установить дальнейшую судьбу Вали.

Наконец в руках чекистов оказался секретный приказ от 5 декабря 1943 года. Из него следовало, что Олешко приняла участие в антифашистском заговоре и была расстреляна в марте 1943 года.

А какова же судьба Клочкова? Он был произведён в обер-лейтенанты. К его фамилии немцы прибавили довесок "Шварц". Клочков-Шварц щеголял в немецком мундире. Через какое-то время его переправили в знаменитую 5-ю Ленинградскую партизанскую  бригаду , где командиром был Карицкий, а комиссаром Сергунин. Однако миссию Клочкова партизаны уже знали: разведка получила необходимые сведения через внедрённого в немецкую комендатуру человека.

Валентин Клочков прибыл в отряд вместе с женой. Документы у них были в порядке. Их покормили и провели к самолёту. И уже в самолёте Клочков сообразил, что его "вычислили". Он, было, рванулся из салона, но вооружённый партизан прекратил выход. Бывший полицай был отправлен на Большую землю, чтобы предстать перед судом.

В настоящее время память бесстрашной разведчицы увековечена и на её родине, в городе Алейске Алтайского края: одна из улиц родного города Вали Олешко носит её имя. Жаль только, что её мама, Галина Семёновна, всего 2 месяца не дожила до восстановления доброго имени дочери.

Долгие годы она жила с клеймом матери "предательницы". Никто из земляков, по их словам, не верил, что Валя могла предать Родину. Говорят, что все были на её стороне. Да, были. Вернее, стали. Стали спустя 30 лет после войны, когда чекисты установили и открыли правду.

У матери от Вали остались только три письма да фотография на столе. Никто не помог похоронить Галину Семёновну - ни партия (а она была коммунисткой). ни комсомол (комсомолкой была Валя). Всё понятно - мать предательницы. И никто не пришёл проститься. А ведь девушка не предавала Родину, ею можно и нужно гордиться.

Мы установили, что Валя не пропала без вести, не перешла на сторону немцев, а честно выполнила свой долг перед Родиной. Сколько судеб, похожих на Валину, было в годы войны, неизвестно.. До сих пор. Вечная им память!

Таким образом, иногда розыск приобретает совершенно другое звучание и общественное значение.

Но история о разведчице Вале Олешко  на этом не закончилась.

У астрономов стало традицией называть открытые небесные тела  именами сыновей и дочерей Родины, защищавших её в годы тяжёлых испытаний. Так возник Космический мемориал. Сейчас в нём насчитывается около полусотни космических "памятников". По предложению астронома Татьяны Михайловны Смирновой, открывшей малую планету, это небесное тело стало называться именем Вали Олешко.: "Oleshko 1975 V02.  Правда, этот астероид невозможно увидеть в телескоп малой мощности - только в мощные обсерваторские. Но всё равно, кружится в Космосе малая планета имени Вали! Не какая-нибудь "чёрная дыра"...

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев