Историк Илья Хохлов продолжает рассказывать об участии новгородцев в Первой мировой войне

По инициативе волонтёрского объединения "Патриот", в конференц-зале Политехнического института НовГУ состоялась встреча студентов механико-энергетического отделения с научным сотрудником Новгородского  государственного объединённого музея-заповедника, специалистом в области военной истории, членом Новгородского регионального отделения РВИО Ильёй Хохловым.

Беседа о конкретных людях, участниках Первой мировой войны, захороненных в Новгороде, стала пятой из цикла бесед, посвящённых военной истории Новгородской земли.

"Сегодня, - обратился к слушателям Илья Владимирович, -  я решил завершить тему Первой мировой войны, хотя тема эта неисчерпаемая. В прошлый раз я рассказал об участии  в этой войне новгородских воинских частей. Сейчас  поговорим о конкретных людях.

Новгородцы служили не только в тех частях,  которые  квартировали на территории Новгородской губернии, но и в других  воинских формированиях. Многие из героев Первой мировой войны были захоронены в Новгороде. К сожалению, судя по всему, ни одна из их могил не сохранилась.

Я думаю, об этих людях стоит рассказать подробнее, хотя бы о тех, информация о которых у нас есть. В нашем городе были захоронены в основном либо уроженцы Новгорода, либо люди, которые здесь служили. Однако в ряде случаев их связь с Новгородом проследить не удаётся. Но, тем не менее, если человек был здесь захоронен, значит, такая связь была.

Захоронения периода Первой мировой войны на территории Новгорода можно условно разделить на две категории. Одни воины лечились в новгородских лазаретах и умерли здесь от ран, здесь же и были захоронены. Другие – в основном офицеры – погибли на фронтах, а их тела затем были перевезены в Новгород родственниками.

Поначалу было принято решение хоронить умерших в лазаретах на Тихвинском кладбище, которое  располагалось рядом с выездом из Новгорода в сторону Москвы и в годы  Великой Отечественной войны было практически полностью уничтожено.

Однако затем решили умерших в лазаретах хоронить на  отдельном участке гарнизонного кладбища -  было такое в Новгороде.  Возникло оно, по всей видимости, где-то в самом конце 19-го  века и находилось здесь рядом, недалеко от зданий университета. Точное место неизвестно, предположительно оно было в районе  нынешнего стадиона "Волна" или где-то неподалёку.  В мирное время на гарнизонном кладбище хоронили военнослужащих, умерших во время службы в Новгороде. В военное время на нём выделили особый участок для захоронения  умерших от ран фронтовиков. 

Каждая воинская часть Новгородского гарнизона имела  на кладбище свой участок. Всё  было чётко организовано. Даже кресты у каждой части были  своего, определенного, цвета. Во время войны там хоронили и умерших в новгородских лазаретах. К сожалению, в настоящее время  нет поимённого списка этих людей. Скорее всего, их было довольно много.

Вторая категория захоронений периода Первой мировой войны - это могилы офицеров, которые погибли на фронтах. Их тела были перевезены родственниками в Новгород и здесь захоронены на воинских, гражданских или монастырских кладбищах. Централизованной практики транспортировки на родину тел погибших тогда  не было. Обычно фронтовиков хоронили там же, где они  погибли. В прошлый раз я показывал фотографии таких полевых кладбищ. Но нередко родственники сами выезжали на фронт, разыскивали могилы своих погибших родных, потом тела переправляли на родину и там  хоронили.

В Новгороде пока удалось установить имена 18 таких офицеров. Список этот, возможно, не полный, но, я думаю, это его бОльшая часть. Предполагалось, что в кладбищенских церквях будут размещены памятные бронзовые таблички с их именами. Но этого не случилось. И даже сами могилы не сохранились. Мне, во всяком случае, из захоронений  Первой мировой войны не удалось найти ни одной. Более того, даже некоторые кладбища, например, кладбища Десятинного и  Свято-Духова монастырей были уничтожены.

О нескольких таких людях я и хотел бы рассказать. В Новгороде были захоронены офицеры разных чинов, в том числе достаточно высоких. Были Георгиевские кавалеры - ордена Святого Георгия 4 степени  и  ордена Георгиевского Оружия. Это очень почётная награда. Вручалась только за исключительные боевые подвиги.

Одна из первых жертв войны, похороненных в Новгороде, - это Владимир Павлович Витте. Фотография, к сожалению, мелкая и не очень хорошего качества.  Но фотографий многих других офицеров и вовсе не удалось найти. Витте  - представитель большой офицерской семьи, которая жила в Новгороде. Несколько братьев-офицеров участвовали в Первой мировой войне, два из них погибли и были захоронены в Новгороде.

 

Владимир Павлович Витте служил в лейб-гвардии  Семёновском полку. Погиб  в одном из первых боёв, 8 ноября 1914 года, под Краковом. Его могила была на Христорождественском кладбище, которое тоже находилось при выезде из Новгорода в сторону Москвы. Оно сохранилось, существует  и сейчас. Но могилы Витте я не нашёл.

 

Там же был захоронен его брат Пётр Павлович Витте, который служил в 265-м пехотном Вышневолоцком полку. Этот полк был сформирован в Новгороде в начале Первой мировой войны. До этого Пётр Павлович служил в Выборгском полку, тоже здесь, в Новгороде. Он погиб 1 октября 1914 года в бою под Варшавой. Получается, с интервалом в один месяц погибли два брата Витте.

 

На этом снимке Сергей Михайлович Москвин. Очень заслуженный офицер, с большим военным опытом и большим количеством наград. Он участвовал в Китайской кампании  1900 -1901 годов (Тогда наша  армия участвовала в подавлении Боксёрского восстания в Китае). Потом принимал участие в Русско-Японской войне, причём заслужил орден  Святого Георгия 4 степени. Есть описание его подвига. Москвин повёл свои роты в атаку, первым ворвался в неприятельский окоп и за 2,5 часа овладел тремя неприятельскими укрепленными пунктами.

Во время Первой мировой войны он командовал 17-м Сибирским стрелковый полком. Участвовал в боях на территории Польши, в окрестностях Лодзи. В них участвовала и наша 22-я пехотная дивизия. Очень тяжёлые  были бои. Наши войска сражались почти в полном окружении. Москвин  во время этих боёв заслужил  орден Георгиевского Оружия - очень высокую боевую награду - за то, что отбил многочисленные атаки неприятеля на наши позиции. Но, к сожалению,  вскоре после этого погиб в одном из боёв.  

 

Он был захоронен на Петровском кладбище, которое расположено по дороге в сторону Юрьева монастыря. Его  потомки  до сих пор живут в Новгороде. Помнят о нем. Но могила утрачена.

 

Вот ещё один герой. К сожалению, очень мелкая фотография. Это Александр Дмитриевич Юрасов, капитан 37-го пехотного Екатеринбургского полка. Захоронен он был тоже на Петровском кладбище. Погиб на Австрийском фронте 18 июня 1916 года, в боях, о которых я в прошлый раз  вкратце рассказывал. Речь шла о наступлении Юго-Западного фронта,  о  так называемом Брусиловском прорыве. Во время этих боёв он и погиб. До этого совершил подвиг, за который  был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени.

Произошло это так. Под сильным артиллерийским  огнём он  во главе своего батальона стремительно достиг немецких позиций, выбил противника из первой и второй линий окопов, захватил действующие пулемёты и удержал за собой важный участок позиций противника, что имело решающее влияние на исход боя. Случилось это 8 марта 1916 года, в тех же тяжёлых боях, о которых я  уже рассказывал. Бои  эти шли в Белоруссии, в районе озера Нарочь, недалеко от Минска.

Я не нашёл ни одной могилы. Не буду утверждать, что не пропустил случайно. Есть много старых могил, кресты стоят, а кто там захоронен - неизвестно. Бывает, что и надписи есть, но они  нечитаемы. Некоторые кладбища были просто уничтожены. В прошлый раз я рассказывал о лётчике Леониде Евгеньевиче Вамелкине. Он начинал служить в пехоте, командовал разведчиками Выборгского полка. Потом перевёлся в авиацию и погиб в авиакатастрофе в 1917 году. Он был похоронен на кладбище  Свято-Духова монастыря. В 1930-31 годах  при ликвидации кладбища обсуждался вопрос о судьбе его могилы и могилы другого лётчика (о нём расскажу позже).

Обсуждался вопрос, что с ними делать. Есть документ в нашем архиве, что такой вопрос был поставлен, но какое решение было принято - неизвестно. Судя по всему, эти могилы не сохранились; скорее всего, были уничтожены. А какие-то могилы могли попросту затеряться со временем. Так бывает, когда родственники уехали или умерли. Многие могилы были уничтожены во время Великой Отечественной войны.

В настоящее время бОльшая часть населения Новгорода - это люди, приехавшие сюда после войны. Коренных новгородцев осталось  очень мало. Поэтому старые могилы просто  забрасывались, ликвидировались или сами  собой приходили в запустение. Потомки Сергея Михайловича Москвина, как я уже говорил, живут в Новгороде. Потомки Леонида Евгеньевича Вамелкина (хотя, по-моему, не прямые) тоже живут в Новгороде. Но даже когда потомки живут здесь, они мест погребения не знают. Могилы по разным причинам утрачены.

Это Иван Викторович Мамонтов. Тоже доблестный офицер, уроженец Демянского уезда. Его отец был священником. Сам Иван Викторович окончил Новгородскую духовную семинарию. Сначала, видимо, хотел пойти по стопам отца, но потом поступил в армию, стал офицером. Но даже после этого он  поддерживал связь с Новгородской духовной семинарией. Преподавал там гимнастику, причём, насколько я знаю, безвозмездно. В семинарии его любили,  у него со всеми складывались тёплые отношения.

Мамонтов участвовал в Русско-Японской войне 1904-1905 гг. Он служил в 85-м пехотном Выборгском полку. В феврале 1915 года во время не очень удачной попытки нашего наступления  погиб. В одной из новгородских газет сохранилось описание его гибели.  По рассказу денщика, Иван Викторович выскочил из окопа в атаку, и его  сразу же  сразила пуля. Был сильный обстрел, и  тело несколько дней лежало перед окопом, немцы не давали его вынести. Когда обстрел прекратился, денщик вынес тело командира и захоронил. Потом сообщил в Новгород  родственникам.

Жена поехала на фронт. Рискуя своей жизнью, отыскала могилу мужа. В Новгороде вагон с гробом героя встречали с большими почестями. На вокзале был выстроен  почётный караул. Потом было многолюдное шествие от вокзала до кладбища. В церемонии  прощания участвовали учащиеся духовной семинарии и просто рядовые  новгородцы. Военные местного гарнизона под ружейный салют опустили гроб в могилу на кладбище Антониева монастыря. Могила, увы, не сохранилась.

 

Вот ещё один лётчик - Николай Михайлович Стогов. (Первым, как я уже говорил, был Леонид Евгеньевич Вамелкин). Он на этой фотографии в центре. Стогов, правда, был не офицером, а старшим унтер-офицером.  Если сравнивать с современными званиями, то это примерно сержант. Он вступил в армию охотником-рядовым. Охотником - значит добровольцем, то есть человеком, вступившим в армию по своей воле, по своей «охоте». В 1915 году сдал экзамен на звание лётчика. Служил в авиации. Заслужил 2 Георгиевских креста. Погиб Стогов в авиакатастрофе 28 апреля 1916 года. Повоевал он около года и заслужил 2 (!) Георгиевских креста. Воевал достойно. И похоронен был на кладбище  Свято-Духова монастыря.

Когда  в 30-е годы, при Советской власти, это кладбище ликвидировали, то, как я уже упоминал, решался вопрос о судьбе некоторых могил, в том числе и могилы Стогова. Но опять же, судя по всему, могилу ликвидировали. Кладбище просто сравняли с землей. В то время многие кладбища в черте города были уничтожены. Было, например, кладбище у Десятинного монастыря, которое считалось элитным. На нём хоронили очень заслуженных людей. Сейчас на этом месте поставлен камень с гранитной доской, на которой перечислены имена самых заметных людей, которые там были захоронены. Но не всех.

  

Там же был погребён Василий Григорьевич Вавилов. Его связь  с Новгородом проследить не удалось. Нет свидетельств, что он был уроженцем Новгорода или здесь служил. Но тем не менее, захоронен был в Новгороде, значит связь была. Фотография, к сожалению, тоже плохая. Он был командиром 151-го пехотного Пятигорского полка, то есть  занимал довольно высокую должность. Погиб он  геройски, при трагических обстоятельствах.

Деревню, в которой его полк расположился на ночлег, ночью внезапно  окружили и атаковали немцы. Дом, где находился Вавилов, был подожжён. Немцы предложили ему сдаться, он отказался. Сжёг полковое знамя, которое было при нём, чтобы оно не попало в руки врага, и попытался выпрыгнуть из горящего дома. В это время и был убит. Посмертно был произведён в генерал-майоры.

Хочу рассказать об ещё одном герое, Георгиевском кавалере. Его фотографии, к сожалению, нет. Василий Иванович Мудролюбов, сын новгородского священника. Служил он в 233-м пехотном Старобельском полку. Погиб 6 марта 1916 года в Белоруссии.

Он командовал ротой. Первым ворвался на неприятельские позиции, преодолел проволочные заграждения. Штыковым ударом его рота выбила немцев с их позиций. При этом сам он был сражён пулей. Похоронен был на Тихвинском кладбищем. Причём настоятелем церкви на этом кладбище был его отец. У отца тоже была непростая судьба. В Советское время  был репрессирован. Расстрелян. Вот такая трагическая судьба у всей семьи.

Надо сказать ещё, что на территории Новгородской области сохранились и другие могилы. Совсем недавно случайно выяснилось, что у одной из сотрудниц нашего музея прадед был героем Русско-Японской и Первой мировой войн – Александр Зацимовский. В Русско-Японской войне он заслужил два Георгиевских креста. В Первую мировую он уже был офицером и заслужил орден Святого Георгия 4 степени. Погиб в годы Первой мировой войны. Захоронен на кладбище в Бронинце. Могила сохранилась, потомки её сейчас благоустраивают. Это редкий случай, когда  и могила сохранилась, и потомки очень сознательно к этому относятся.

В Старой Руссе есть несколько захоронений периода Первой мировой войны. Единичные. Такая вот  печальная история. Эти люди достойны того, чтобы мы почтили их память. Хотелось бы со временем установить в их честь какой-нибудь памятный знак. Надо  хотя бы просто знать, вспоминать иногда их имена. 

Вопрос: "Русские люди что, мельчают? В Великую Отечественную было столько карателей, предателей..."

Это была по своему характеру другая война. Тогда тоже были всякие случаи.  В прошлый раз я рассказывал, что целые полтора батальона сдались в плен немцам. Мало того, что сами сдались, они ведь поставили в очень сложное положение своих боевых товарищей. Или в 1917 году солдаты-большевики бросали гранаты в офицерские землянки. Иногда самовольно снимались и уходили с позиций. И опять же ставили под угрозу своих товарищей. Всегда были разные люди.

Первая мировая - это не только героизм, были и предательство, и трусость, разные были случаи. На любой войне люди ведут себя  по-разному. В семье не без урода. Люди спасали свои жизни как могли. Тот же генерал Власов. Кто-то продолжал борьбу и в плену, а вот Власов... Впрочем, сейчас мы говорим о другой войне.

Хотелось бы акцентировать внимание на героизме наших соотечественников в Первую мировую войну. О героизме людей, которые сражались в Великую Отечественную войну, мы говорим часто, знаем многих героев. А из  героев Первой мировой вряд ли назовём хотя бы одно имя. Во всяком случае, мало кто из новгородцев назовёт. 

Вопрос: "В Новгороде были захоронены 18 офицеров. Их столько и было или мы не всех знаем?"

Пока обнаружена информация о таком количестве. В 1916 году были сделаны запросы во все храмы при кладбищах. Собиралась информация о героях войны, которые были там похоронены. Отчёты настоятелей кладбищенских церквей присылались в городскую управу, они сохранились в нашем архиве. Но это информация по состоянию на 1916 год. Дополнительно есть информация из других источников, например, из периодики. Там часто публиковались разные сведения. Пока что  удалось собрать 18 имён. Я не думаю, что их было намного больше. Разве что  на несколько человек.

Мне известен единственный случай, когда в Новгород с "театра военных действий"  привезли останки не офицера. Это Николай Михайлович Стогов. Он лётчик, он не был офицером. Он тоже входит в число 18.  Стогов был вольноопределяющимся. Это категория людей,  близкая к офицерам. Вольноопределяющийся – это человек с определенным образованием, который поступал в армию и имел некоторые льготы. А вот  про рядовых  солдат я ни разу не слышал, чтобы их привозили. Это достаточно затратное дело. Надо было обладать какими-то знаниями, чтобы знать, куда поехать. Обычному крестьянину трудно организовать такое дело. Поехать за свой счёт, эксгумировать тело, перевезти его... Поэтому речь в основном идёт об офицерах.

Процесс поиска информации достаточно сложный. О ком-то известно лишь имя, отчество, фамилия и сам факт, что он погиб там-то и тогда-то. О ком-то известно побольше. Вот, например, Иван Петрович Сидоров, из новгородцев. Окончил Новгородское реальное училище, потом  - Электротехнический институт в Петербурге, добровольно отправился на фронт. Служил сначала в артиллерии, получил 3 Георгиевских креста. Потом перевёлся в пехоту. Во время одной из разведок (а он был разведчиком) был ранен. Приехал в Новгород на излечение. Отказался даже от отпуска, который был ему положен после выздоровления. Вернулся на фронт, и погиб на Австрийском фронте. Был тоже захоронен в Новгороде на Христорождественском кладбище.

Антипов Илья Владимирович захоронен  на кладбище  Свято-Духова монастыря. Участвовал в Русско-Японской войне нижним чином, получил 2 Георгиевских креста, был произведён в офицеры, но погиб в самом начале войны, 18 ноября 1914 года».

 

Беседы Ильи Хохлова о военной истории Великого Новгорода  очень интересны студентам. По общему,мнению, сотрудничество института с работниками музея следует продолжать и развивать.

Беседу записали студентки Анастасия Семенцова и Илона Симора. Фото Анастасии Семенцовой.

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев