Битва за Берлин

Василенко Михаил Абрамович,  участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, Почётный  гражданин  города Благовещенска, родился 15 июня 1913 года в селе Винниково Михайловского района Амурской области в крестьянской семье. 


Записями воспоминаний Михаила Абрамовича, некоторыми документами - Благодарностями от командования, наградными листами, фотографиями, боевыми листками -  с представителями добровольческого объединения "Патриот" Политехнического института  НовГУ поделилась проживающая в Великом Новгороде семья Героя. Начало его воспоминаний опубликовано на портале РВИО от  02.09.2015 (Путь от Волги до Одера), от 11.09.2015 (Бои на Одере), от 22.09.2015 (Однополчане. Сержант Ашур Бабаев).

Краткие биографические данные Героя.

В 1938 году, после окончания сельскохозяйственного техникума, Михаил Василенко был призван на службу в Красную Армию, учился в Хабаровском военно-политическом училище. С 1941 года находился на фронтах Великой Отечественной войны. Участвовал в сражении за Сталинград, в декабре 1942 года был тяжело ранен. В 1944 году окончил Марьинское артиллерийское училище. К 1945 году младший лейтенант Василенко командовал огневым взводом 1137-го лёгкого артиллерийского полка 169-й лёгкой артиллерийской бригады 14-й артиллерийской дивизии 6-го артиллерийского корпуса прорыва 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта.

Из воспоминаний М.А. Василенко.

 «До Берлина оставались последние километры. К городу двигалось громадное количество войск и, к нашему удивлению,  очень много мирных жителей. Порой они забивали все дороги и даже обочины. Наши регулировщики, а то и сами танкисты, шофёры, останавливали колонны гражданского населения и возвращали их обратно, спасая людей от верной и бессмысленной гибели при бомбёжках и артобстрелах.

Наш 1-й Белорусский фронт готовился к началу Берлинской операции. Произошла особенная, ни с чем не сравнимая битва. Войскам нужно было прорвать широкую  зону мощных оборонительных рубежей, начинавшихся от самого Кюстрина.

Немецкое Верховное командование планировало битву за Берлин, как одно из величайших сражений на Восточном фронте. В своём воззвании от 14 апреля Гитлер писал:

"Мы предвидели этот удар и противопоставили ему сильный фронт. Противника встречает колоссальная сила артиллерии. Наши потери в пехоте пополняются бесчисленным количеством новых соединений, сводных формирований и частями фольксштурма. Берлин останется немецким".

Так хотел Гитлер, выдавая желаемое за действительное. Но наше командование продумало удар во всех деталях, готовилось нанести его внезапно и с силой, способной сразу ошеломить и потрясти врага. Для этого к исходным рубежам подводились танковые армии, большое количество артиллерии. Как пишет в своих воспоминаниях командующий нашим фронтом маршал Г.К. Жуков, на участке главного удара войск артиллерийская плотность составляла до 270 стволов калибром от 76 мм  на один километр прорыва.

Подготовка к началу штурма велась много дней. Но вот настала последняя ночь. Перед её наступлением нам приказали ждать залпа "катюш". Он послужит сигналом к открытию огня. Спать никто не ложился, да и не смог бы.

Сидя на своих местах, тихонько переговариваясь, артиллеристы говорили о залпе, о котором мечтали на разбитых дорогах Смоленщины и улицах разрушенной Варшавы, на льду Ладоги, среди блоков концлагеря Майданек, в степях Украины и на берегах Балтики, Дуная, Вислы... Многие жалели, что наши пушки, хотя и выдвинуты на переднюю линию, не могут достать до самого логова фашизма, а  будут бить по окраинным укреплениям, по расположениям обороняющихся войск.

Всё произошло неожиданно, перед рассветом. Ровно в 5 часов ударили "катюши" и сразу же загремели выстрелы всех орудий и миномётов. Поднялся ужасающий грохот. В воздухе гудели моторы многих сотен бомбардировщиков, ниже их над нашими головами летели тысячи снарядов, оставлявших жёлтые, оранжевые,  огненно-красные полосы. От выстрелов и взрывов у нас слетели шапки. Мы с трудом удерживались на ногах. Однако расчёты орудий работали слаженно, с быстротой, превышающей нормы выстрелов.

За всё время нашей артподготовки со стороны гитлеровцев не прозвучало ни одного залпа. Видно, на обстреливаемых участках обороны не осталось живых мест. А тут в темноту взвились тысячи ракет, вспыхнули прожекторы, расположенные на близком расстоянии один от другого. Они освещали объекты для атаки наших танков и поднявшейся пехоты. Их наступление поддерживалось мощным огневым валом артиллерии, усилившей обстрел. Позиции немцев утонули в море огня и металла. В воздухе повисла сплошная стена дыма и пыли.

Скоро нам довелось проезжать по местам обстрела. Страшная картина предстала перед  нашими глазами. Земля повсюду была изрыта не один раз, перепахана взрывами снарядов. Техника, люди - всё оказалось погребено под грудами мусора. Попавшие под обстрел гитлеровские части навсегда прекратили своё существование. Месть и гнев обиженных народов вылились в таком всё сокрушающем огне.

Когда стрелковые части начали бои на окраинных улицах, занимаемых по заранее разработанному плану, наша батарея была направлена для поддержки наступающих. Оставив тягачи в укрытиях, расчёты сами катили пушки, ведя огонь прямой наводкой по вспышкам выстрелов. И уже здесь в одном из боёв, вернее, в один из моментов не прекращающегося  ни днём, ни ночью сражения, опять 29 числа, меня ранило.

Очнулся я через несколько дней в одном из госпиталей за Одером.  Медленно мир наполнялся для меня голосами людей и птиц, запахами цветущих садов, солнечным светом. И ночи через две  на улицах до этого тихого городка я вдруг услышал беспорядочные выстрелы, увидел фейерверки из ракет и бегущего по коридору раненного солдата с перевязанной головой. Размахивая руками, нарушая госпитальный порядок, он кричал во всю силу:

"Кончилась! Война кончилась, братцы! Победа!"

В ту ночь в палатах плакали и смеялись. В ту ночь плясали даже те, кто не мог двигаться без костыля, и пели совсем безголосые. Люди ликовали, а над землёй, под всходящим солнцем, разливалась тишина. Та  самая тишина, в которой спокойно цветут сады и рождаются дети,  созревают хлеба и находят счастье любви молодые люди, та самая тишина, о которой мечтал советский солдат во время боёв, долгими ночами в холодных окопах, у походных костров. Наконец наступил день, ради которого пройдено столько дорог и отдано столько жизней».

Материал подготовили к публикации Анастасия Семенцова, Ярослав Булгаков, Илона Симора.

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной  работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев