Ветеран Великой Отечественной войны в гостях у студентов Политехнического института НовГУ

По инициативе добровольческого объединения "Патриот" в конференц-зале  Политехнического института состоялась встреча участника Великой Отечественной войны, полковника КГБ в отставке, Почётного чекиста, лауреата форума "Общественное признание" Василия Петровича Михеева с первокурсниками механико-энергетического отделения.

Вместе с 4-й танковой армией Михеев прошёл долгий фронтовой путь от Курской дуги до Праги, участвовал во многих кровопролитных боях, освобождал узников Бухенвальда, встречался с союзниками на Эльбе.

Награждённый многими орденами и медалями, мотоциклист-разведчик 2-й мотоциклетной роты после Великой Победы начал новую наступательную операцию по розыску и привлечению к ответственности государственных преступников, которые в годы войны уничтожили тысячи безвинных людей, сожгли на Новгородчине сотни деревень.

В течение 30-и послевоенных лет Василий Петрович  разыскивал бывших эсэсовцев, изменников Родины, карателей, проживающих под чужими именами в разных концах света: в США, Германии, Аргентине, Бразилии, во Франции, Австралии. На его личном счету 123  разоблачённых карателя.

Свою новую встречу со студентами Василий Петрович посвятил рассказу о подпольщиках и разведчиках, о тех патриотах, чьи добрые имена сумели вернуть новгородские чекисты. Ветеран вспоминает:

«Мы не только разыскивали государственных преступников. В нашей работе бывало и по-другому. Иногда чекистам удавалось выявить неизвестные до того факты мужества и героизма советских людей, а то и вернуть кому-то доброе имя.

Так советскую разведчицу Валю Олешко оклеветали провокаторы,  и мы её искали как изменницу Родины. После изучения и анализа массы документов, показаний свидетелей и допросов арестованных германских агентов было установлено, что мужественная  девушка-патриотка предпочла смерть работе на немецкую разведку.

Нами были дополнительно установлены обстоятельства трагической гибели члена Военного совета 2-й Ударной армии Ивана Васильевича Зуева.

Мы  также предали гласности факты, связанные с героической работой и обстоятельствами провала волотовской подпольной организации под руководством П.А. Васькина. Теперь об этих людях и событиях написаны книги.

Вот история Татьяны Марковой, разведчицы Особого отдела  одной из партизанских бригад, действовавших на территории нынешних Новгородской, Ленинградской и Псковской областей. Чтобы получить какие-то  нужные данные, Татьяна  с подругой пошли в разведку. Попали в руки  карателей из  667-го карательного батальона «Шелонь», и обе были расстреляны.

Медаль «За отвагу», отобранную у Татьяны,  руководитель батальона  Александр Рисс, бывший командир Красной Армии, в первые же дни войны перешедший на сторону врага, присвоил себе.

О гибели разведчиц долго ничего не знали, и только когда были арестованы  каратели Буров, Захаревич, Григорьев, стало известно, что именно они захватили девушек. После допроса, в течение которого пленниц жестоко пытали,  их вывели к деревне Подсобляево и расстреляли. Там были силосные ямы, в которые каратели сваливали трупы.  

Такая же участь постигла и другую нашу разведчицу – Валю Олешко, о которой я уже упоминал. Добрую память о ней и её героических делах восстановили новгородские чекисты.

Девушка  в начале войны окончила в Ташкенте курсы радиотелеграфистов. В составе небольшой группы разведчиц  её переправили в Москву, а затем – на Новгородчину.

В августе 42-го года в Хвойнинском районе дислоцировалась эскадрилья Валентины Гризодубовой. Оттуда самолётом  разведывательный штаб Ленинградского фронта забросил в Гатчинский район, оккупированный немецкими войсками, парашютистов-разведчиков.

Руководителем одной из групп была 19-летняя разведчица Валя Олешко. Прошли сутки, но условный сигнал по рации от группы не поступил. Ещё долго операторы радиоузлов Ленинградского и Волховского фронтов искали в эфире позывные Олешко. Но рация молчала. Только через месяц стало известно, что все 9 разведчиков   схвачены контрразведкой 18-й армии.

Разведгруппа Вали Олешко должна была внедриться  в пемецкую агентурную сеть. После провала операции, пленных парашютистов немцы доставили в  посёлок Лампово Гатчинского района.

Но как получилось, что ребят, спрыгнувших на условный сигнал – 5 костров -  встретили переодетые офицеры абвера?

Удалось установить, что наша разведка сначала направила под Гатчину резидента, которого взяли абверовцы. Не выдержав пыток, тот рассказал, что скоро туда же будет заброшена  советская разведгруппа. Дальнейшая судьба резидента неизвестна, но провал группы случился именно по его вине.

Пленные разведчики из Валиной группы со дня на день ждали допроса, пыток и казни, но их никто не трогал. Напротив, через 2 недели их освободили из-под стражи, выпустили из тюрьмы и поселили в одной из поселковых изб – предоставили возможность жить в тылу у немцев.

Каждый  из ребят понимал, что это неспроста, что фашисты попытаются их завербовать и привлечь к активной работе. Так и вышло. Вале первой предложили работать на немецкую разведку, но она отказалась.  Особо настаивать не стали.

Через месяц пленным выдали пропуска, будто бы для свободного перемещения по территории посёлка после комендантского часа. Похоже, ребят уже считали немецкими агентами, хотя они на это не давали ни согласия, ни подписки.

У юной разведчицы возникает полуфантастический план: выкрасть у начальника контрразведки секретную папку со списками агентуры в Ленинграде, а его самого захватить живым на лесной дороге, когда он поедет на встречу с командующим 18-й немецкой армией. Затем шефа контрразведки предполагалось доставить к вызванному по рации самолёту и переправить через линию фронта к своим. Сами ребята  тоже собирались улететь или уйти в лес на поиски партизан.

Полгода группа Вали Олешко вела радиоигру с асами немецкой разведки в тылу врага. Дерзкая операция была назначена на 5 марта 1943 года. Всё было подготовлено – расчищена в лесной глуши  площадка для самолёта, установлена связь с советской радисткой, работающей в Нарве на конспиративной квартире. По Валиному сигналу она должна была вызвать самолёт. Но сигнала не было…

Находясь в стане врага, Олешко сумела привлечь на свою сторону других военнопленных, не желавших служить фашистам. Среди них оказался провокатор. По его доносу участники заговора были арестованы. Ранним утром молодых разведчиков вывели на расстрел.

За то, что Валя и в плену выполняла свою миссию разведчицы, немцы отплатили ей сполна – запустили «утку», что она работала на абвер. Отсюда и пошло в послевоенное время – «предательница»! Только через десятилетия после войны разобрались в этом сложном деле новгородские чекисты.

Все 9 человек Валиной группы были расстреляны под местечком Дружноселье Гатчинского района Ленинградской области и  в настоящее время захоронены в братской могиле в посёлке Лампово. На памятнике среди других имён высечено имя советской разведчицы Вали Олешко. Посмертно (через 30 лет) она награждена орденом Красного Знамени.

А дело об Олешко возникло так. Десять лет спустя после той казни, просматривая следственные дела на изменников Родины в годы Великой Отечественной войны, я обнаружил копии приказов немецкого командования,  в которых упоминалось имя Валентины Михеевой, моей однофамилицы. 19-летняя девушка значилась как резидент агентурной разведки НКВД.

По моей просьбе были подняты секретные данные на этого агента. В учётной карточке, которая хранилась в Центральном архиве КГБ, стояла запись, сделанная в 1943 году: «Связь с группой не установлена. Судьба членов группы неизвестна. Предположительные данные: захвачены в плен контрразведкой 18-й армии». И была в ней ещё одна особая отметка: «Не исключено, что совершено предательство. Проверить».

Действительно в течение 24 часов на связь после заброски в немецкий тыл вышли все, кроме Валиной группы. Лишь через месяц поступили сведения: разведчики захвачены абвером. Всё как бы сходилось: состав группы, имя и возраст командира, не совпадала лишь фамилия. У немцев Валя значилась как Олешко, а в учётной карточке разведывательного центра – как Михеева.

Меня больно задело, что у предательницы моя фамилия, и я решил установить истину. Мне казалось, что здесь что-то не так. Может быть, заблуждение или даже ошибка писаря. Слишком много нестыковок в этом непростом архивном деле «предателя Родины Валентины Олешко».

Поиски вывели нас на следственные дела карателей Шилина и  Клочкова. Оказалось, что именно Клочков был вовлечён Валей в группу по осуществлению своего рискованного замысла. Он сначала согласился идти со всеми на опасный шаг, вместе с Валей поехал в Нарву, где девушка должна была установить связь с радисткой.

Как выяснилось, именно Клочков поставил в известность о заговоре  и предстоящей операции немецкое командование. Нами было установлено, что он сам явился в комендатуру, и именно он выдал группу. Правда, на следствии уверял, будто зондерфюреру Майснеру и так всё было известно, и принимать какие-либо меры, чтобы предупредить участников группы, было поздно.

Путём сопоставления свидетельских показаний мы установили, что Михеева и Олешко – одно и то же лицо. И всё же мы не отбрасывали полностью подозрения в том, что она перешла на сторону абвера. Наконец в руках чекистов оказался секретный приказ, из которого следовало, что Олешко приняла участие в антифашистском заговоре и была расстреляна вместе с его другими участниками. Так были установлены обстоятельства гибели девушки-комсомолки.

В настоящее время память бесстрашной разведчицы увековечена и на её родине, в городе Алейске Алтайского края.  Одна из улиц родного города Вали Олешко носит её имя.

Жаль только, что её мама, Галина Семёновна, всего два месяца не дожила до восстановления доброго имени дочери. Долгие годы она жила с клеймом матери «изменницы Родины». Никто из земляков, по их словам, не верил, что Валя могла предать. Говорят, что все были на её стороне. Да, были. Вернее, стали. Стали спустя 30 лет после войны, когда чекисты открыли правду.

У Валиной мамы остались только три письма да фотография на столе. Никто не помог похоронить Галину Семёновну – ни партия (она была коммунисткой), ни комсомол (комсомолкой была Валя). Всё понятно – мать предательницы. И никто не пришёл проститься. Обидно и несправедливо. Жизнь с ней обошлась сурово: и дочь потеряла, и доброе имя семьи. Теперь-то земляки юной разведчицей гордятся.

Мы установили, что Валя не пропала без вести, не перешла на сторону врага, а честно выполнила свой долг перед Родиной. Сколько судеб, похожих на Валину, было в годы войны – неизвестно. До сих пор. Вечная им память!»

Но история Олешко на этом не закончилась.

У астрономов стало традицией называть открытые небесные тела именами сыновей и дочерей Родины, её  защищавших.  Так возник Космический мемориал, в котором сейчас насчитывается около полусотни космических памятников. По предложению учёного-астронома Татьяны Михайловны Смирновой, сделавшей открытие, малая планета стала называться именем Вали Олешко: «Oleshko 1975  V02». Правда, этот астериод невозможно увидеть в телескоп малой мощности – только в мощные обсерваторские.

Но всё равно, кружится в космосе планета имени Вали! Не какая-нибудь чёрная дыра!...

«А как же сложилась судьба Клочкова? – продолжает рассказ Василий Петрович. -  Он был произведён в обер-лейтенанты. К его фамилии немцы добавили довесок «Шварц». Клочков-Шварц щеголял в немецком мундире. Через какое-то время его переправили в знаменитую 5-ю партизанскую бригаду, где командиром был Карицкий, а комиссаром -  Сергунин. Однако о миссии Клочкова партизаны уже знали, разведка получила необходимые сведения через внедрённого в немецкую комендатуру человека.

Провокатор прибыл в отряд вместе с женой. Все документы у них были в порядке. Их покормили и провели к самолёту. И уже в самолёте Клочков сообразил, что его «вычислили». Он, было, рванулся из салона, но вооружённый партизан преградил выход. Бывший полицай был отправлен на Большую землю, чтобы предстать перед советским судом. После войны за свои преступления  он был приговорён к высшей мере наказания -  к расстрелу.

Где-то допустила ошибку, была арестована и в 1944 году расстреляна фашистами новгородская комсомолка-подпольщица, латышка по национальности Марта Лаубе. Ей было всего 25 лет. О Марте тоже написаны  книги, газетные и журнальные статьи. В Новгороде  сейчас проживает её сын, но под другой фамилией.

Разведчицей была и 17-летняя Аня Костина из Малой Вишеры. Девушка училась в железнодорожном техникуме. Когда началась война, наши сотрудники привлекли её к работе в разведке. И то ли она тоже допустила ошибку, то ли её кто-то выдал, но Аня была схвачена немцами. Её долго пытали и жестоко казнили. Сейчас на здании техникума есть мемориальная доска с её именем. Три года назад, когда её открывали, мы ездили в Малую Вишеру. Было много жителей посёлка и много цветов. Люди должны знать, что была такая храбрая разведчица – Аня Костина. И мы сделали всё, чтобы её имя не было забыто на родине.

Вы, конечно, слышали, что в 37-м и 38-м годах прошлого века  были незаконные репрессии. С приходом нового руководства  страны – Никиты Сергеевича Хрущёва – все эти дела были пересмотрены. Добрая половина, а, может, и две трети дел были прекращены, люди реабилитированы. Многие, незаконно арестованные, отбывали наказание на Беломор-канале, в Сибири, в районе Печоры и в других местах. Тяжело работали в шахтах, на рудниках, были расстреляны или умерли.

Если кому-то удастся побывать в нашем музее, мы вам об этом подробно расскажем; у нас есть стенд, посвящённый этому периоду.

Запомнилось такое дело. В Боровичах арестовали мужчину  за то, что во время весеннего сева, украл несколько подков для лошадей. Назвали вредителем и за мелкую кражу дали ему 8 лет лагерей. Вот такие вскрывались нехорошие факты.

В  ноябре 1938 года вышло Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) о нарушениях законности в органах НКВД. И началась теперь уже расправа над бывшими работниками оперсектора Старорусского, Новгородского, Боровичского, Крестецкого районов. Часть  работников арестовали, отправили по тюрьмам или расстреляли.

Были  нарушены права  советских граждан, незаконно созданы  неконституционные судебные органы, так называемые «тройки», которые решали судьбы людей, зачастую даже без следствия. В общем, делали, что  кому вздумается.

Мне удалось прочитать большой материал - интервью  Молотова, которое он дал журналистам. Ему задавали очень неудобные вопросы. Например,  спрашивали, был ли он, занимающий такой высокий пост в государстве, причастен  к подобным делам, подписывал ли приговоры, которые выносились «тройками». Так ведь он до самой смерти говорил, что  действовал правильно! 

Да что вспоминать старое время! Молотов, Берия, Меркулов – все эти вожди органов госбезопасности даже в первые послевоенные годы действовали так же, как и до войны. Достаточно вспомнить «Дело врачей», «Ленинградское дело», полностью сфальсифицированное,  и другие дела, им подобные. Сколько преданных стране людей были арестованы и казнены по ложным доносам!

Когда  я  ещё учился в академии или когда позже встречался в Москве или Петербурге с кураторами следственных органов, то они рассказывали такое, что начинало сильно стучать сердце. Тогда  не соблюдалась  никакая законность.

Во время войны много молодёжи было в подпольных организациях, в партизанских отрядах. Что же касается подвигов разведчиков-радистов, то это вообще разговор особый. Читая архивные материалы военной разведки, не перестаёшь поражаться, восхищаться людьми, избравшими такую крайне опасную работу. Они разбивались при десантировании, тонули в болотах, заживо сгорали в самолётах, гибли в боях с карателями и в застенках гестапо. Немало их пропало без вести. Ведь тыл врага – не поле боя, там некому помочь, вынести из-под огня, рассказать о подвиге боевого товарища.  

Было на Новгородчине много юных героев, сейчас мы над этим работаем, стараемся установить их имена и обстоятельства их жизни. Собрано много фотографий, много данных  получили от родственников. Решили мы  на  здании школы в селе Медведь установить мемориальную доску. Юные герои были учениками этой школы. Работу по сбору материалов о пионерах-героях я взял на себя.

А то ведь несправедливо получается: о ветеранах вспоминаем, их чествуем и поощряем, а вот о маленьких ребятишках  совершенно забыли. Были они при партизанских отрядах и бригадах, при воинских частях, выполняли какие- то задания. Многие из них имеют награды. Сейчас у меня список на 39 имён. Но я продолжаю работать, потому что о некоторых найдены очень скудные сведения - только фамилия, имя и награда. И всё. За что награда, откуда  подросток родом, из какой деревни, района, области?

Ну, убежал из дома, пришёл к партизанам. Там его  пристроили, а потом  обучили чему-то. Из этих мальчиков и девочек получались  неплохие разведчики. Мы хотим, чтобы об этих ребятах было рассказано в Музее воинской славы.

Когда пообщаешься с молодёжью, и сам молодеешь, становится радостно на душе. Я трижды перед 70-летием Победы стоял на вахте у Вечного огня. Там было столько прекрасных молодых лиц!

Огорчает то, что творится сейчас на Украине. Помню ещё в войну, стояли мы  уже в Европе, на Висле. Вдруг нас подняли и опять направили на территорию Львовской области. Видел я, что творили эти нелюди-бандеровцы. То же самое происходит сейчас в Донецке, Луганске. А то, что случилось в Одессе, разве можно  понять и простить?

Помню,  сразу после войны подъехали мы к селу. Командир не разрешает открывать огонь -  населённый пункт, везде люди. Кто - то задаёт вопрос: «Как же так? Ведь убегут». «Не убегут,  им некуда бежать там их встретят другие наши части, всё предусмотрено».

Там действовала так называемая УПА (украинская повстанческая армия). Бандеровцы проявили себя не только в Западной Украине, но и в Белоруссии, Польше. И надо сказать,  везде «неплохо поработали», натворили немало бед. До 50-х годов с ними еще разбирались наши органы госбезопасности.

Самое неприятное для нас, следователей, - это эксгумирование человеческих  останков. Когда надо было раскопать могилу, мы за плату нанимали рабочих. Как-то на берегу реки Полисть стали разрывать могилу, а там… кто-то в одежде, кто- то босиком…

Но самое страшное, я увидел, что между трупами взрослых лежит  маленькая девочка. Когда её били на льду, она упала и, видимо, зажала в руках тряпичную куколку. Так и лежала со своей куколкой.

В другом месте мальчик, а рядом тряпичный  мяч. Всё   сфотографировано, в деле есть снимки. До сих пор вспоминается этот эпизод: мальчик и девочка, один - с мячиком, другая -  с куклой. Страшная могила.

А эксперты работали, очень добросовестно работали. Но стоять там и наблюдать горько и неприятно. Черепа, кости – тяжело на это смотреть. И страшно.

Нас учили быть  достойными гражданами своей страны, учили умению работать с людьми. И мы много работали с общественностью, создавали общественные группы из местных жителей. Активисты оказывали нам большую помощь: находили места захоронений, разыскивали свидетелей. Некоторые приходили сами,  добровольно помогали.

Но были во время оккупации и такие, которые сотрудничали с оккупантами, получали от них подарки. Вызываешь этих людей на допрос, и они начинают рассказывать всякую чепуху, что угодно, кроме правды».

Василий Петрович ответил на вопросы студентов, показал десятки документов, снимков.

Главные качества настоящего мужчины, считает ветеран, это патриотизм и преданность долгу.

Жизнь самого Михеева – живой пример того, как можно на долгие годы сохранить ясный ум, человеческую красоту, психическое и нравственное здоровье. Рецепт прост: надо с детства развивать в себе интеллект, искренний интерес к людям.

Материал записали и подготовили к публикации Илья Васильев, Ярослав Булгаков, Станислав Сергеев. Фото Екатерины Икконен.

Член Новгородского регионального отделения  РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев