В Воронеже прошла открытая встреча с узницей нацистского концлагеря

25 января 2016 года, в годовщину освобождения Воронежа от немецких захватчиков, в Доме молодежи Валентина Ивановна Карташова – свидетельница нацистской оккупации и узница нацистского лагеря – рассказала собравшимся о том, что происходило в нашем городе во время войны и что пришлось пережить лично ей.

Свой рассказ она начала с описания начала Великой Отечественной войны и хода Битвы за Воронеж. Валентина Ивановна в прошлом была экскурсоводом и проводила экскурсии как раз посвященные боям за наш город, поэтому многие из слушателей наверняка узнали много нового – так уж сложилось, что Битва за Воронеж, которую в ходе войны ставили в один ряд с победой под Сталинградом, долгое время замалчивалась в нашей официальной историографии, которая от Сталинграда сразу переходила к Курску, и только в последнее время справедливость постепенно восстанавливается.

На воронежской земле подвиги совершались не только с оружием в руках. В боях за Рощу Смерти на территории современного Северного района (до войны там была безымянная роща, которую из-за её формы в народе прозвали Роща Сердце, но в ходе тяжёлых боев на северной окраине города название пришлось изменить). 12 августа санитарка Анна Беспалова перевязывала раненого и увидела, что бойцы её роты отступают – девушка устыдила солдат, повела их в контратаку, и сама погибла в бою. 2 февраля 1943 г. у села Горшечное во время операции, в ходе которой был освобожден наш город, санитарка Зинаида Туснолобова перевязывала тяжело раненого командира взвода и была ранена сама – ей перебило ноги, а потом немцы перешли в атаку, и она осталась на вражеской территории. Санитарка притворилась мертвой, обманув проходившего мимо немецкого солдата, который хотел её добить, а ночью её обнаружила наша разведгруппа и унесла к своим. После целой ночи на снегу у неё были сильные обморожения, и лишь после восьми операций жизнь Зинаиды удалось спасти, но ради этого пришлось ампутировать руки и ноги. В 22 года Зинаида Туснолобова стала инвалидом – но не утратила силу духа и веру в людей, научилась ходить на протезах и писать, и написала письмо к бойцам, которым предстояло освободить её родной Полоцк, которое заканчивалось так: "...Я верю, в то, что Родина не оставит меня. Я живу надеждой, что горе мое не останется неотомщённым, что немцы дорого заплатят за мои муки, за страдания моих близких. И я прошу вас, родные: когда пойдете на штурм, вспомните обо мне! Вспомните – и пусть каждый из вас убьёт хотя бы по одному фашисту!". Трагедия одного человека стала известна всей воюющей стране, и на танках и самолётах писали «За Зину Туснолобову!». До войны у неё был жених, но пожениться они не успели, а потом Зинаида написала из госпиталя, что освобождает его от данного обещания – но её любимый не отступился, и у них была счастливая семья с двумя детьми.

Защищали наш город не только мужчины и женщины – 15-летний Митя Кретов заменил в экипаже танка погибшего старшего брата, и сам погиб во время боёв за Чижовку. Все они сражались и погибали за то, чтобы мы жили сейчас. Поэтому надо помнить героев и жить, чтобы их жертва не была напрасной!

Война не обошла стороной и семью Валентины Ивановны. Они – отец, мать, 15-летняя сестра и 5-летняя Валя жили в частном доме в районе современного центрального автовокзала. В день начала войны отцу вручили повестку, но в военкомате (около Заставы) его признали негодным к строевой службе из-за проблем со слухом, и он работал в военкомате до самой оккупации. Немцы угнали их семью в лагерь на железнодорожной станции Курбатово и все 100 километров они шли пешком, маленькая Валя несла за спиной тёплые вещи, а в руках – чайник с водой в дорогу. Немцы в пути не кормили, люди ели только то, что взяли с собой из дома или чем с ними делились жители окрестных деревень – семья Валентины Ивановны несла с собой пшено и варили кашу-сливуху (в кипящую воду бросали сначала пшено, потом картошку, а затем получившийся бульон сливали и ели первое блюдо и кашу на второе). Ослабевших и отставших людей оккупанты безжалостно добивали – Валентина Николаевна рассказала, что до войны часто притворялась уставшей, чтобы мать несла её на руках, а тут прошла такой длинный путь, прекрасно понимая в свои пять лет: «иди – а то убьют». В Курбатово они жили в бараке, спали на соломе, а на работу взрослых немцы гоняли в окрестные колхозы, мать насыпала зерно на ленту транспортера. Территория была огорожена железной проволокой, вокруг были вышки с охранниками. Когда наши самолеты бомбили станцию, охранники первыми сбегали с постов, а потом и узники лагеря убегали куда-нибудь, где можно было спрятаться от бомб и пуль. Когда бомбежка заканчивалась, все должны были вернуться, а пытавшихся убежать, немцы искали с собаками. Вскоре немцы начали осматривать узников лагеря и выявлять, кого можно отправить на работу в Германию – но мать Валентины Ивановны намазала своим родным лица захваченной из дома зеленкой и сказала, что они больны оспой, и немцы их не тронули – испугались заразиться. Перед вторым отбором на работы в Германию решили бежать во время бомбежки – местный житель посоветовал убегать не по дороге, а перейти через поле. Так и сделали – убежали всей семьей и до самого конца оккупации жили на станции Латное. В Латном они жили в пустом доме – его хозяева ушли к дочке в другое село. Взрослые ходили каждый день на работы – чистить снег или разгружать что-нибудь, а сестра и её подруга работали на кухне. Им очень повезло – поваром там был немец, который в Первую мировую войну был в русском плену и очень хорошо отзывался о нашем народе: тогда многих пленных расселяли для работ у крестьян и, семья, куда он попал, относилась к нему как к родному; так что он не забыл добро и каждый день давал своим помощницам кастрюлю супа, который варил для солдат – и этот густой немецкий суп спас всю семью. «Когда в Латное пришли наши воины, это было такое счастье! Такие богатыри в полушубках, шапках меховых. У людей почти не было еды, но всё равно зазывали их и угощали!» - вспоминает Валентина Ивановна. Рассказ об оккупации Валентина Ивановна закончила так: «Плохо жить в своей стране, если правительство что-то не так нам делает – но жить под игом не дай вам господи!»

После освобождения семья вернулась в Воронеж – и обнаружили, что их дом цел. Но в июле 1943 г. при последнем налёте немецкой авиации на Воронеж бомба попала точно в дом, но все остались живы. После войны вернулся отец, ему дали ссуду и лес на корню бесплатно – и дом был отстроен заново. Жизнь продолжилась своим чередом – в первый год после освобождения Воронежа наладили водопровод и электроснабжение, начали работать заводы. Хорошо знакомые нам двухэтажные дома на улицах 45-й стрелковой дивизии и 9 января были построены после войны пленными немцами – как сказала Валентина Ивановна, «рано их отпустили – надо было подольше подержать!». К 1960 году в городе не осталось ни одного разрушенного здания – их или восстановили, или построили на их месте новые.

После таких рассказов ясно понимаешь, что все современные проблемы – это не такие уж и проблемы по сравнению угоном в рабство.

Встреча с узницей концлагерей анонсировала областной историко-культурный проект «Воронеж доблестный и успешный», который запустила общественная организация «Наша история». Проект планируется к реализации в течение всего 2016 года и будет посвящен военным и трудовым подвигам воронежцев в истории, включит в себя встречи с интересными людьми, патриотические фестивали и конкурсы, экскурсии и игры. Кроме того, активисты в преддверие Дня Победы поздравят ветеранов, расскажут о воронежских купцах и благотворителях.

Организаторами встречи выступили общественная организация «Наша история» и Воронежское региональное отделение Российского военно-исторического общества.

Текст - Евгений Киселев

0 Комментариев