«Жалею, что мало сделал для Победы»

Участник Великой Отечественной войны Николай Денисович Денисов родился 11 мая 1925 года в небольшой деревне нынешней Псковской области, в крестьянской семье.

Рассказ ветерана записала студентка Политехнического института НовГУ Мария Гребнева.

«В нашей деревне,-  вспоминал Николай Денисович, -  была только начальная школа. Поэтому после 4-го класса я ежедневно ходил за 3 километра в  соседнюю деревню, где была семилетка.

К началу Великой Отечественной войны, мне исполнилось 16 лет.  3 года длилась немецкая оккупация. Псков освободили в июле 44-го года, а уже в августе меня призвали в  Красную Армию.  

Сначала  я попал в запасной полк. В течение трёх месяцев  нас, новобранцев, обучали всем премудростям военной жизни. Мы изучали немецкие самолёты, тренировались стрелять по мишеням, сбивать самолёты противника из зенитных установок. Только после этого нас перевели в действующую армию.

Служил я сначала в 189-й дивизии. А 1 января 45-го года нашу часть сняли по тревоге и направили в 186-ю дивизию. Это было под городом Тукумсом, в 65 –и километрах западнее Риги. Мы стояли в лесу. Там  советскими войсками была окружена  крупная немецкая группировка - 33  дивизии.  Эту операцию назвали Курляндским котлом.

В отличие от большинства котлов, Курляндский котёл не был блокирован со всех сторон. Сохранялась возможность сообщения с Германией по Балтийскому морю. Таким образом, имелась возможность снабжения окружённой группировки боеприпасами, продовольствием, медикаментами. По морю эвакуировались раненые, а также некоторые дивизии из состава группировки.

Вот мы и охраняли немцев, чтобы они не вырвались из котла, хотя такие попытки  ими неоднократно предпринимались. С Балтики к берегу подходили немецкие корабли, чтобы вывезти живую силу. Но наши артиллеристы не давали им подходить к самому краю.

Задачу мы выполнили, немцев в котле удержали, а вот по чужим самолётам пострелять не довелось. Не повезло. Мы только во время учёбы по мишеням стреляли. У немцев, попавших в окружение, не было горючего, заправлять танки  и самолёты было нечем. Если удавалось подбить самолёт, то на пулемёте рисовали красную звёздочку, а весь расчёт награждался орденом Красной Звезды. Так мы стояли в обороне  4 месяца, до самого дня победы.

В моей жизни на фронте не было ничего героического. Мы не наступали, самолёты не сбивали, так как война уже подходила к концу. Мы охраняли штаб дивизии,  стояли в обороне, сдерживали немцев. Ближе к берегу  располагался артиллерийский полк. Для нас было самым главным, чтобы корабли не подходили близко к берегу, а то ведь подвезти могли всё, что угодно. Ежедневно летали наши бомбардировщики, не выпускали немцев из окружения.

Немецкие войска в Курляндском  котле сражались до конца войны и сдались только после полной капитуляции Германии 9 мая 1945 года. Численность блокированных войск поначалу составляла 400 тысяч человек.

Потом нас отправили в Германию, посадили в машины и отвезли. В Германии я прослужил 4 года. Сначала был солдатом в роте охраны штаба дивизии. Потом в Берлине охранял от немецких вандалов  воинское захоронение в Трептов-парке. Позже, в 1949 году, на этом месте  был воздвигнут мемориал в ознаменование разгрома фашистской Германии. В Трептов-парке захоронено 7 000 советских бойцов, погибших при штурме Берлина.