Дали шанс искупить вину

С представителем добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ  Ярославом Булгаковым встретился участник Великой Отечественной войны, полковник КГБ в отставке, Почётный чекист, обладатель Почётного знака «За заслуги перед Великим Новгородом» Василий Петрович Михеев.

 (Начало рассказа опубликовано на портале РВИО 12.02.2016 г. – «Кровавое Крещение на льду реки Полисть»; 26.02.2016 г. – «Цена предательства – Восточная медаль да 22 немецких марки»; 21.04.2016 г. - «Убивал, чтобы позабавиться»;  29.04.2016 г. – «Из опыта работы со свидетелями по делам изменников Родины»;  04.05.2016  «Трагедия в урочище Пандрино»;  06.05.2016 г. – «Мы должны отрабатывать доверие народа»).

(продолжение)

Василий Петрович вспоминает:

«Не перестают тревожить память события послевоенной поры, происходившие во время моей службы в органах госбезопасности. Это события, связанные с розыском и расследованием дел по обвинению в совершении государственных преступлений изменниками Родины, карателями, агентами немецко-фашистских разведывательных и контрразведывательных органов. Эти дела достойны особого внимания и заслуживают их рассмотрения и с точки зрения сегодняшнего дня. Судите сами…

В период временной оккупации Волотовского района фашисты создали полицию, которую возглавил Дмитрий Молотков – ярый, непримиримый враг Советского государства. Вместе с ним пристроился и другой фашистский ставленник – Пётр Мановский, агент Тайной полевой полиции (ГФП).

В районе активно действовали партизаны, росло патриотическое сопротивление оккупантам. Патриоты, объединились в организацию. Возглавил её Павел Афанасьевич Васькин.

Для борьбы с партизанами и патриотами фашистская оккупационная власть с помощью Молоткова, Мановского, Кирсанова и других создала в каждом населённом пункте  так называемые «местные полицейские службы», особенно сильные в деревнях и сёлах,  прилегающих к местам активных действий партизан.

В деревне Селиваново, окружённой лесами да болотами, на границе с Дновским районом Псковской области был создан опорный пункт из двух полицаев, местных жителей. Один из них – Николай Луженков, 1919 г.р. Вооружили обоих винтовками, обозначили полицейскими нарукавными повязками.

Они обязались выявлять патриотов и партизан в своей местности, их связи и немедленно сообщать немецким властям для последующего ареста и расправы.

В 1944 году район был освобождён от оккупантов. Некоторые преступники бежали  вместе с немецкими войсками, продолжая участвовать в боях против Красной Армии.  Многие укрывались в разных районах страны и за рубежом. Часть изменников Родины была найдена, и осуждена за совершённые злодеяния.

А вот Николай Луженков почему-то никуда не бежал, остался в своей деревне. Надеялся, что о нём ничего не знают, а потому не тронут. Но на стадии завершения проверки случилось непредвиденное. На Луженкова были собраны материалы по периоду его службы полицаем, и его были намерены арестовать.

С этой целью в деревню Селиваново прибыла опергруппа, которую возглавил Алфёров из УМГБ. Луженкова задержали, предъявили ордер на арест.

Время было вечернее. Опергруппа пошла арестовывать другого полицая, забрав с собой и Луженкова. В пути следования Луженков сумел сбежать и скрыться в картофельной ботве в одном из огородов. Задержать его тогда не удалось. Он был объявлен в розыск.

Длительное время о нём не было никаких известий. Затем пошли слухи, что Луженков скрывается в лесу вблизи деревни, где проживают его жена Анастасия и дети. Иногда он скрытно бывает в деревне у своей семьи и помогает ей по хозяйству. А у Анастасии  появляются на свет маленькие дети.

Для проверки этих сведений были использованы оперативные возможности Сорокиной, проживающей в соседней деревне Костыгово. Она стала поддерживать связь с Анастасией и точно узнала, что Луженков жив и скрывается в лесу.

Учитывая, что Николай Луженков, будучи полицаем, тяжких преступлений не совершил, было принято решение прекратить его уголовное преследование  и вывести его на легальное положение. Ибо такие нелегалы от безысходности часто совершали другие преступления.

Вот мы вместе с начальником РО МГБ верхом на конях из Волота добрались  через деревни Славитино, Должино, Костыгово до удалённой деревни Селиваново. Остановились у бригадира, пригласили его вместе с нами навестить Анастасию.

Все вместе зашли в избу. Анастасия занервничала, стала метаться по дому, хватать на руки детей, то одного, то другого. Наконец, немного успокоилась. Мы предложили ей сообщить мужу, чтобы он выходил из леса, так как его арест отменён.

По поведению женщины было видно, что она нам не верит. Анастасия продолжала уверять, что не знает, где находится Николай. Кто-то из нас спросил, от кого у неё маленькие дети. Она указала на бригадира, что, мол, от него. Между ними пошла перебранка. Оказалось, что и бригадир неоднократно видел Николая, приходившего в деревню.

Через некоторое время мы вновь встретились с Анастасией. Она сказала, что Николай боится ареста. Мы повторили наше требование, чтобы он перестал скрываться. В противном случае мы устроим на него облаву.

Прошло ещё какое-то время. Луженков всё же вышел из леса и стал работать в сельском хозяйстве.

В 60-е годы мы с Боговым В.М. вели розыск и следствие по  делам  карателей Волотовской полиции. Однажды зашли в поселковую столовую. Вдруг ко мне подошёл мужчина, назвался Николаем Луженковым, выразил благодарность органам госбезопасности за гуманное к нему отношение. Сказал, что работает в совхозе.

Вот такая произошла история с Н. Луженковым».

(продолжение следует)

Записал беседу Ярослав Булгаков. Фото Ярослава Булгакова.

Член Новгородского регионального отделения РВИО, руководитель добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.  

0 Комментариев