«Два эпизода из нашей молодой оперативной деятельности»

С представителем добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ  Ярославом Булгаковым встретился участник Великой Отечественной войны, полковник КГБ в отставке, Почётный чекист, обладатель Почётного знака «За заслуги перед Великим Новгородом» Василий Петрович Михеев.


(Начало рассказа опубликовано на портале РВИО 12.02.2016 г. – «Кровавое крещение на льду реки Полисть»;  26.02.2016 г. – «Цена предательства – Восточная медаль да 22 немецких марки»;  21.04.2016 г. -  «Убивал, чтобы позабавиться»;  29.04.2016 г. – «Из опыта работы со свидетелями по делам изменников Родины»;  04.05.2016 г. – «Трагедия в урочище Пандрино»;  06.05.2016 г. – «Мы должны отрабатывать доверие народа»;  11.05.2016 г. – «Дали шанс искупить вину»).

(продолжение)

Василий Петрович вспоминает:

«Вот ещё одна история, которая произошла с карателем-нелегалом на территории Белебёлковского района Новгородской области. Но она более драматична по событиям и характеру действий преступника.

В период оккупации района немецкими войсками на его территории дислоцировались несколько карательных органов фашистов, в частности, 4-я рота 667-го карательного батальона «Шелонь» в деревне Петрово, «ягд-команда» (командир Станислав Лившиц) в деревне Бычково, «отряды самообороны» и др. В этих подразделениях служили и местные жители-изменники Родины.

В Белебёлковском районе каратели совершили несколько тягчайших преступлений в отношении мирного населения. Размещение в этой местности карательных органов было связано с тем, что рядом находился Партизанский край, где действовала 2-я Ленинградская партизанская бригада.

В одном из карательных отрядов служил Дмитрий Николаевич Петров, бывший житель деревни Ржаные Роги. Он принимал активное участие в борьбе  с партизанами и патриотами. Дальше я расскажу о его преступных действиях,  сведения о которых были добыты в ходе предварительного следствия и подтверждены в суде.

В 1944 году немецкие оккупанты  были изгнаны с территории западных районов Новгородской области. Вместе с оккупантами убегали и разного рода изменники Родины. Среди них оказался и Дмитрий Петров.

Сначала он скрывался в Латвии, но затем в 1944 году  по каким-то причинам решил вернуться в деревню Ржаные Роги к родителям. Прибыл туда тайно, так как знал, что его разыскивают органы госбезопасности за совершённые преступления. По совету родителей перешёл на нелегальное положение. Устроился в лесисто-болотистой местности около Куровского озера. Сделал землянку и хорошо её замаскировал.

Имея ружьё, занимался охотой, собирал клюкву, грибы. Тайно посещал родителей, и часть добычи отдавал им, а остальное через станцию Дедовичи вывозил на продажу в Ленинград. Когда приходил в деревню, от родителей получал хлеб, другие продукты. Иногда для него готовили баню.

Для решения оперативных задач по розыску Дмитрия Петрова мы  воспользовались помощью местной жительницы Виноградовой, у которой были доверительные отношения с его родителями.  Когда у Петрова стряслась беда – от криминального аборта умерла жена, они даже хотели видеть Виноградову своей невесткой, прочили замужество с Дмитрием.

Были получены данные, что Петров начал «пошаливать». Одна местная жительница шла как-то по лесной дороге из деревни Сафоновки. К ней из леса вышел незнакомый мужчина  и стал приставать с недобрыми намерениями. Женщине удалось убежать.

Она заявила в милицию, сообщила приметы мужчины, в частности, то, что у него отсутствуют некоторые пальцы на одной руке. Нам было известно, что Петров потерял пальцы при взрыве немецкой гранаты. Это насторожило розыскников. Ведь он может стать на путь других преступлений, если останется на нелегальном положении.

Решили активизировать розыск Петрова, максимально используя для этого возможности Виноградовой. Рассчитывали получить через неё информацию, о том, когда он намерен появиться в доме родителей. Такая информация была получена. По поведению родителей, их приготовлениям стало ясно, в какой день они ждут прихода сына.

Было принято решение устроить засаду. В деревню Карабинец прибыла группа захвата и в вечернее время  пешком направилась в Ржаные Роги. Группа была вооружена, так как мы знали, что у Петрова есть ружьё. Расположились скрытно  недалеко от бани Петровых у скирд соломы.

Через некоторое время послышался скрип лыж (дело было в начале марта), залаяла собака, и всё стихло. Виноградова рассказала, что если Дмитрий чувствовал что-то подозрительное, то, не заходя  в дом к родителям, убегал обратно в лес. Первая попытка поимки Петрова не удалась.

Вторую засаду организовали уже в апреле. Получили данные, что он придёт в баню перед Пасхой. Мы видели, как сначала в баню прошли отец с младшим сыном, потом мать. Длительное время ничего не было слышно. И вот к бане приблизился мужчина, осторожно туда зашёл. Мы решили блокировать выход из бани.

На требование: «Петров, выходи!» - молчание. Наконец он подал голос и вышел в предбанник. Тут его и задержали.

Сначала Петрова доставили в Белебёлку, затем в Новгород. Было проведено предварительное следствие.  Многое показали свидетели. Да он и сам не отрицал всего, что натворил в период службы у немцев. Все факты его преступной деятельности были подробно изложены в приговоре суда.

Я принимал непосредственное участие в этих розыскных событиях. Поэтому хорошо запомнил все эпизоды. Конечно, некоторые мелкие детали стёрлись из памяти.

Сегодня я хочу рассказать  ещё про одного карателя -  Станислава Лившица, латыша, командира «ягд-команды», действовавшей на территории Белебёлковского района Новгородской области.

За совершённые преступления он был объявлен в розыск. Искали его на территории Латвии, но не нашли. Его установили в Литве. Лившиц был арестован и этапирован в Новгород для проведения предварительного следствия.

Перечень его злодеяний довольно велик. Он проявлял чудовищную жестокость по отношению к  мирному населению. На его счету были убийства, истязания, надругательства над людьми. Ради забавы мог при случае бросить в окно дома боевую гранату, и это часто заканчивалось трагедией для жильцов.

За свои злодеяния Лившиц был осуждён к исключительной мере наказания – расстрелу. Приговор приведён в исполнение.

В розыске Лившица и документировании его преступной деятельности вместе с другими сотрудниками участвовал и я. Хочу рассказать о трагическом случае, произошедшем  во время предварительного следствия.

Для допроса свидетелей в Белебёлковский район (деревни Бычково, Починок и др.)  был направлен старший следователь следственного отдела КГБ Алексей Михайлов.

Мне одновременно предложили выехать в Псков и там поработать в государственном архиве, где хранились  фашистские издания, в частности, газета «За Родину». В этой газете были помещены статьи о «подвигах» Лившица.

Вернувшись из Пскова, я узнал, что, исчез Михайлов, находившийся в командировке в районе деревень Бычково и Починок. Была направлена оперативно-следственная группа, в которую вошёл и я. Группу возглавил зам. начальника УКГБ Иван Мефодьвич Веселов. К составу группы были прикомандированы оперативные работники уголовного розыска УВД Малухин, Уткин  другие.

При опросе жителей деревни Бычково было установлено, что в доме, где остановился на ночлег Михайлов, остались  его  портфель с документами и пистолет. Сам  он пошёл посмотреть вечеринку, устроенную молодёжью в одном из домов деревни. На ночлег он не вернулся. Тогда хозяева забили тревогу.

Начался розыск Алексея. Выдвигались разные версии его исчезновения.  Осматривались дворы, колодцы, вся окружающая местность, опрашивались жители соседних деревень, проводились другие розыскные и следственные действия. Но пока результат нулевой.

К розыску подключили оперативные возможности, используя для этого помощь местной жительницы, назовём её так, -  Берёзиной. В одном из сообщений она рассказала, что житель деревни Бычково Иван Николаев перед праздником «зимнего Николы» ездил в посёлок Дедовичи Псковской области. Вместе с другими покупками оттуда привёз три фуфайки. Одну из них взял себе, вторую отдал жене, третью – матери.

После праздника мать начала искать свою новую фуфайку, но её нигде не было. В праздник в их доме побывал житель Карабинца Егор Ефимов. Вместе с Николаевым они пили самогонку. Ефимов был в старой фуфайке, а теперь носит новую.

Провели в доме Ефимова негласный обыск. Старой фуфайки не обнаружили.  Эти странности насторожили следственно-оперативную группу. Решили Ефимова задержать, так как были получены данные о его службе в карательном отряде.

Ефимова задержали. Он был трусоватым, и сразу стал рассказывать, как они с Николаевым убили Михайлова.  А случилось это так. Ефимов и Николаев вышли из дома. Было темно. Увидели идущего Михайлова, остановили его и попросили закурить. В этот момент Николаев  какой-то тяжёлой деревяшкой ударил Михайлова по голове, тот  упал.

Ефимов снял с себя фуфайку и обернул ею голову убитого, чтобы не оставлять следов крови. Труп дотащили до реки Полисть и сбросили в воду с кромки льда, а сами пошли снова пить самогонку.

Затем задержали и Николаева. Находясь  до отправки в Новгород в камере Белебёлковской милиции, он  попытался перерезать себе вены. Пришлось надеть на него наручники. Как позже выяснилось, Николаев служил в РОА.

И. Николаев и Е. Ефимов были осуждены. Николаев отбывал наказание в одном из лагерей в Средней Азии, и при каких-то обстоятельствах был убит другими заключёнными. Ефимов, отбыв наказание, вернулся в деревню Карабинец. Однажды пошёл в баню, там попал под электрический ток и погиб. Такая судьба выпала этим двум преступникам».

(продолжение следует) 

Записал беседу Ярослав Булгаков. Фото Ярослава Булгакова.

Член Новгородского регионального отделения РВИО, руководитель добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.  

0 Комментариев