Беда была на всех одна

В минувшие выходные представители добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Ирина Ершова и Дмитрий Якунчихин встретились с жительницей Тверской области Лидией Васильевной Беловой.

Лидия Васильевна рассказала студентам о своём военном детстве:

«Я родилась 12 мая 1935 года  в городе Торжке Тверской области.

Отец работал во Всесоюзном научно-исследовательском  институте льна (ВНИИЛ), был инженером-изобретателем, самоучкой. В Торжок  он приехал  со своим изобретением из города Бийска Алтайского края, его направили в институт льна. Здесь  он и встретился с мамой.

Перед войной отец тяжело заболел, и 10 августа 1941 года его не стало. К вечеру 13 августа, в день похорон, приехала моя бабушка, привезла сестрёнку.

Первое впечатление о войне я получила, когда мама отправила меня в магазин за хлебом. Там творилось что-то страшное: вся площадь была заполнена людьми в чёрном. Чёрная безмолвная толпа стояла в одной очереди. Где мне там было найти последнего! Толпа была такая плотная, что находились люди, которые взбирались на чужие плечи и  шли прямо по ним.

Не дождавшись хлеба, мама прибежала за мной. В тот же день я уехала со своей тётушкой, Егоровой Марией Васильевной,  в деревню Василёво. Надо было  всем  немедленно уезжать, потому что немцы стали разбрасывать листовки, угрожали, что от Торжка останется каша. Началась эвакуация.

Саму бомбёжку я не видела. Но видели и пережили её мама и две сестры. Они рассказывали, что 13 октября мама пошла с соседкой  тётей Нюрой за хлебом. Маленького сына соседка оставила в кроватке на попечение сестрёнки. И в это время начали бомбить.

По их рассказам, казалось, будто машина врезалась в угол дома:  всё затряслось, посыпалась штукатурка. Прибежали мама с тетей Нюрой, схватили детей и выбежали на улицу. И в этот момент случилось прямое попадание в наш дом. Рядом была школа, одну учительницу убило на их глазах. Все побежали ближе к лесу.

После бомбёжки вся правая сторона улицы исчезла, ничего  не осталось, не уцелела ни одна постройка.

Мне повезло -  я уехала раньше. А наша семья в ночь с 13 на 14 октября ночевала на могиле отца.

В ту же ночь, на покров, выпал снег и больше не таял. Зима выдалась ранней и суровой, а мама с сёстрами выбежали, в чём были.

Они двинулась в сторону Маевского моста через деревни Колбово, Большое Вишенье, Рылово.  Хотели добраться до деревни Василёво через поселок Тверецкий. По пути сердобольные  люди давали им кто платочек, кто кофточку.

А в окрестностях Василёва, в деревне Будово были аэродромы.

Мы жили у тётушки и  все ютились на кухне,  спали на печке, а в передней на лежанке спали лётчики. Беда была на всех одна. Детьми мы мало что понимали. Катались на санках по шоссе, а машины всё шли и шли  на Ленинград.

Трасса  Москва -  Ленинград  была очень важной целью, её постоянно бомбили. Однажды мы получили  серьезное  предупреждение: надо ехать подальше от трассы.  И нас увезли в деревню Скоморохово, ближе к Спирово.

В это время привезли из Ленинграда ребятишек, и мы все вместе спали на одной печке. Маленькие ленинградцы рассказывали, что там от голода уже съели всех кошек и собак.

Мама моя была из семьи раскулаченных.  В 15 лет она лишилась родительского дома, скиталась по чужим людям. В 19 лет вышла замуж, а в 26 уже овдовела.


Мы вернулись в Торжок  в конце 1941. Жить было негде, сняли комнату на улице Кирова. Мама устроилась на работу в военный госпиталь. Присматривать за сестрёнками поручила мне. Я водила сестёр в  детский сад. Нас учили, что если висит бомба, нужно ложиться в канаву. А однажды вернулись домой и у двери увидели массивный осколок. Бомбёжки всё ещё продолжались.

Маме приходилось, идя на работу, оставлять нас  одних. Госпиталь находился в здании Институте льна. Однажды я пошла к маме на работу, открыла нужную дверь и увидела много раненых. Они подзывали меня, разговаривали, что-то  давали. Как я потом узнала, это были  бумажные деньги. Я не понимала, что это такое, а мама этого  не видела. Кто-то из бойцов ей  позже рассказал.

Я разложила деньги на скамейке у дома, стала  с ними играть. Мимо шла женщина, остановилась. Я ей  все эти бумажки и отдала. Мама вернулась домой, но  денег уже не было.

Когда начиналась бомбёжка, мама отпрашивалась у  главврача, чтобы присмотреть  за нами. А он  её просил, никуда не уходить, потому что поступали раненые.

Однажды он сказал, что, если нам есть куда уехать, то лучше бы нам уехать. И вот в 1942 году мама списалась с родными отца, и мы уехали в  деревню Кашино  Южского района Ивановской области. Там бабушка оставила нам свою избу, а сама ушла жить к дочери.

Все мужчины были на фронте. Я помню, как мама запрягала быка и пахала землю. И мы, дети,  тоже работали. Однажды мне захотелось поиграть, и я спряталась под крыльцо. Председатель колхоза наши хитрости знал и тихонько палочкой меня оттуда выудил.

Моим первым заработком стали валенки. В школу я пошла в 8 лет. В Торжок мы вернулись, когда я уже училась в 3 классе.

Время было очень трудное. Все много работали. Каждый раз, когда я просыпалась, мама всегда была чем-то занята.

Как-то раз, когда мне было восемь лет, мама отправила меня с  10-летней подружкой на болото за клюквой. Сейчас бы, конечно, никто детей одних на болото не отправил. Но тогда к этому относились иначе.

И вот мы собираем клюкву. Подружка увидела белые лилии и несколько штук сорвала. Мне  тоже захотелось.

Я потянулась за цветами и провалилась в болото.  Подружка выломала  несколько веток, разложила их на поверхности, подползла ко мне и вытащила на берег. И сказала, чтобы маме об этом ни слова.

В 45-м году я по приёмнику услышала, что война закончилась. С этим криком прибежала в деревню, и мы сразу засобирались в Торжок. Знали, что мамины родители уже были там, их освободили в 1944 году.

Мой  муж родился 26 сентября 1941 года в деревне Хаванское Оленинского района за Ржевом. С первых дней своей жизни он начал терять слух. Одним из первых, кто заглянул к нему в люльку, был фашист. Родной брат  мужа (средний) умер от голода, старший выжил».


Член Новгородского регионального отделения РВИО, руководитель добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев