На подступах к Новгороду

Состоялась автобусная экскурсия студентов Политехнического института НовГУ по местам боевой славы в Мясном Бору. Вёл её старший научный сотрудник Новгородского государственного объединённого музея-заповедника Владимир Варнаев.



Вот его рассказ:

«День Победы - один из главных праздников нашей страны. Многие из вас знают, что происходило в  годы войны в Сталинграде,  Севастополе, Одессе, Москве, об этом написано в учебниках. Но вы не всегда можете ответить на вопрос о том, какие события  происходили  в это время у нас в Новгороде.

Поэтому я хочу  рассказать вам, что было в Новгороде, чем мы должны гордиться и что должны помнить всегда.

Сейчас  мы едем в легендарное место – Мясной Бор.  По пути сделаем  2 остановки: у мемориала «Любино Поле» и у мемориала 2-й Ударной армии.

Но прежде чем говорить о войне,  я представлю вам  довоенный Новгород  и  объясню, почему здесь  в годы войны происходили  очень важные события.


До войны Новгород не был областным центром. Он входил в Ленинградскую область, и его население насчитывало  примерно 31 тысячу человек. Иногда говорят, что численность новгородцев доходила до 40 тысяч. Но это неправильно. 40 тысяч было  вместе с воинскими  частями, которые в  начале войны сразу  же ушли из города. Значит,  реальная численность  населения Новгорода  - 31 тысяча человек, это  по последней предвоенной переписи.

Новгород  был небольшим городком,  который располагался    в пределах городского вала. Сейчас мы  едем далеко-далеко за  пределами предвоенного города. Здесь была деревня  Колмово, и сюда  из центра города надо было долго добираться.

Представьте картину:  вокруг леса, болота. Немцы в Великую Отечественную войну называли Новгород  "проклятыми волховскими джунглями". Мы привыкли к нашим лесам, а для европейца, живущего среди  лесопарков, - это казалось чем-то жутким, почти первозданным.


Итак, город заканчивался там, где городской вал. Предприятий практически не было. Были мелкие мастерские,  которые  назывались фабриками.  Ну что это за   фабрика, где  работает 10 человек! Сейчас такую фабрику  назвали бы мелкой мастерской.

Всё же один  интересный проект стоит упомянуть. В 40-м году было принято решение строить в Новгороде большой радиозавод. Уже начали  его возводить, говорили даже, что один цех начал давать какую-то продукцию. Но  в войну это всё  погибло,  ничего не сохранилось. И, тем не менее, был дан старт дальнейшему развитию Новгорода.

У нас уже  в 50-х годах начали развивать электронику. Появились радиозаводы, которые, наряду с гражданской продукцией, выпускали военную радиотехнику. 

 А до войны? Вот, казалось бы, маленький городок, ничего нет, кроме, этого недавно появившегося завода. Какой смысл здесь воевать?

Когда немцы прорвались сквозь наши передовые позиции на пограничье, они стали формировать  клинья: на Москву, на Киев и  на Ленинград. Но при чём тут Новгород?

Сейчас  я должен дать  небольшую экономическую справку. Производство военной техники - дело очень сложное. Я служил в армии, в авиации, и  знаю, что для производства военного самолёта требуется  работа примерно 1500 заводов. Приведу такой пример.

Чтобы сделать корпус самолёта, нужен дюралюминий. Выплавка алюминия требует много электричества. Поэтому заводы ставили рядом с электростанциями. Неважно, что боксит  завозили издалека. Главное, что  завод по выплавке металла находился рядом с электростанциями, иначе были бы гигантские расходы на доставку электроэнергии.  

А, например, производство каких-нибудь  радиоприборов требовало  высококвалифицированных рабочих рук.  Поэтому их производили на  крупных заводах, раскиданных  иногда на тысячи километров друг от друга.

Примерно 20% военной промышленности Советского Союза  располагалось в Ленинграде, 40%  - в Москве. Если сложить, получается 60%. Но  Москва и Ленинград работали и на другие города и предприятия: на  Сталинградский тракторный завод, где  выпускали танки,  на Харьковский танковый завод, на Урал и так далее.

Поэтому исследователи говорят, что  от трассы Москва-Ленинград зависело до 80% военной промышленности Советского Союза. Именно здесь, на этой трассе, и стоит Новгород.  Значит, 80% оружия зависело от Новгорода.


Есть ещё город Тверь, тогда он назывался Калининым.  Он тоже на пути  между Москвой и Ленинградом. Но там  было много мостов через Волгу. Калинин  можно объехать. А здесь у нас  был  всего один мост, там, где сейчас  пешеходный. Всё движение между 2-мя столицами шло через этот мост.

Немцы это просчитали. Поэтому одной из главнейших целей в начале войны стал захват Новгорода. Большая группировка - «группа Север», шла на Ленинград. Половина войск была направлена в сторону Новгорода. Немцы понимали, что с захватом Новгорода будут отрезаны все связи между столицами. В итоге военная промышленность Советского Союза испытает серьёзные трудности.

Иногда говорят о трагедии 41-го года. Это  когда эвакуировались заводы. Тогда прошло  только несколько  месяцев, и они снова начали выпускать продукцию  на Урале или за Уралом. А здесь  с захватом Новгорода на 80%  нарушались все связи. Поэтому реально катастрофа 41-го года связана во многом именно с потерей Новгорода как транспортного узла.

Я бы хотел напомнить еще  об одном событии, которое произошло летом 41 года. Это лето часто называют трагическим. Да, трагическое, но и великое было лето.  А событие такое…

Первая половина июля 41-го года, самое начало войны. Советские войска наносят страшный контрудар по немцам. Немцы отброшены на 60 километров, потеряно большое количество танков и другой техники. Первое серьезное поражение немцев во Второй мировой войне! Это случилось у нас, на Новгородской земле, под Сольцами.

Что там произошло?  А вот что. Линия фронта шла от озера Ильмень по реке Шелонь,  затем уходила в сторону Эстонии, упиралась в Чудское озеро. Немцы сосредоточили удар как раз не на Ленинград, а на Новгород. Прорвав линию нашей обороны, они пошли в сторону Новгорода, ушли от Сольцов к Шимску. А там есть такая река -  Мшага.

Там  наши сапёры все мосты  подорвали, и немецкие танки оказались в  мысу между 2-мя реками. Вот они пометались-пометались в этом треугольнике и решили повернуть назад. А там уже стояли наши противотанковые отряды. Немецкая дивизия была практически стёрта с лица земли. По тем временам, это была крупнейшая потеря.

Я напомню, что танковые дивизии во многом решили судьбу Англии, Франции. Там  были всего 2-3 танковые дивизии. А тут  целая  немецкая дивизия была просто перемолота.  Какие-то части прорвались, но это единицы. Притом они были сильно потрёпаны и отправлены на переформирование.

Такое танковое побоище было устроено ещё летом 41-го года.  Немцев остановили где-то на рубеже Шелони, а в других местах они были отброшены на 60 километров. На такое же расстояние их отбросили  в  декабре под Москвой. У нас это было ещё летом 41-го года.

Немцы не просто были отброшены,  они понесли огромные  потери. Поражение  понёс 1-й армейский корпус, которым командовал будущий фельдмаршал Манштейн. Он считается сейчас самым талантливым полководцем нацисткого вермахта. И вот он потерпел первое поражение у нас под Сольцами! 1-й корпус был отброшен на 60 километров! Когда  его перевели на переформирование, Манштейна надолго отстранили от боёв.

Так что это событие -  величайшее. Немцы были вынуждены перейти к обороне. Они месяц стояли, не было  никакого передвижения в нашем направлении вдоль Ленинграда и Новгорода. А за этот месяц были созданы Лужские убежища, где немцев не остановили, но серьезно потрепали. Затем была создана линия обороны на Пулковских высотах, которые немцы так и не смогли взять. Таким образом, Ленинград стал крепостью.

Ещё за 2 месяца до подхода немцев к Ленинграду его судьба была предрешена. Мы не сдали Ленинград.

А теперь  немного  поговорим про мифы. Часто говорят, что мы  заваливали  немцев трупами. Я обращаю ваше внимание на документы (с ними можно познакомиться), которые утверждают, что потери немцев в 41-м году были больше, чем в Красной Армии.  Если мы говорим о разгроме Красной Армии, то легко представить, что творилось в немецкой армии.

Но почему же тогда  они не признали поражение в войне уже  в 41-м году? Просто за Германию стояли гигантские ресурсы всей Европы. Мы сражались не только против немцев, но и против австрийцев, испанцев, голландцев и так далее  - против всей объединённой Европы.

Приведу пример. У нас во всей промышленности, которая работала на войну даже косвенно, было в военные годы где-то 23 миллиона человек, а на немецкую армию работало около 120 миллионов человек. И вот мы, несмотря на то, что было в 5 раз меньше работающих, смогли   сдать военной продукции в 2-3 раза больше, чем эта армада, потому что работали  очень эффективно.

Если брать общие данные за  всю войну, то боевые  потери немцев на фронтах были около 8 миллионов человек, наши потери - примерно 8 миллионов 860 тысяч. Так что практически один к одному.

В 41-м году мы потеряли  больше всего, но надо вспомнить 45-й, когда немцы теряли в разы больше. В 41-м году мы выдержали,  выстояли и не пустили дальше врага, а немцы в 45-м устоять не смогли, они все погибли. Поэтому надо сравнивать, а не просто говорить, что погибло столько-то миллионов человек. Надо  помнить ради чего погибли, как погибли, и как обстояло дело  у врага.


Теперь давайте вернемся к Новгороду. Немцы понимали значение Новгорода. Через месяц, в середине августа 41-го года,  когда  они решили нанести удар на Северо-Западе, то у них опять  было  2 главных направления удара: на  Ленинград и  на Новгород. Был сформирован 53-й армейский корпус, это примерно 50 тысяч человек.

Наше командование, понимая важность Новгорода, тоже сформировало Новгородскую группу войск. Её  по-разному называли: Новгородская армейская группа, Новгородская группа войск. Командовать ею назначили Ивана Терентьевича Коровникова. Ему, казалось бы,  на первый взгляд, была дана серьёзная  сила. Там были 2 танковые дивизии: примерно 18 тысяч человек и до 700-800 танков. Это  всё было брошено на защиту Новгорода.

 А в итоге на одного нашего  бойца приходилось 25 немцев. Почему же  были такие маленькие танковые дивизии? Дело в том, что они отступали с боями из Прибалтики, из Белоруссии,  а это путь около 800 километров. 

Я вас, возможно, удивлю, но танк, даже самый совершенный, рассчитан на 25-30 минут боя. И не оттого, что его там уничтожают, вовсе нет. Могут и не уничтожить. Многие танки сохраняли боеспособность  годами. Причина в другом: заканчивались боеприпасы, горючее. Танк надо отправлять на дозаправку. А как это сделать в условиях боя?  Если же танк не дозаправить, то его просто расстреливают, как мишень.

Именно этим объяснялись  успехи немцев. В конце июля и в августе 41-го года немцы прорвались на сотни километров вглубь нашей территории. Немцы, когда начали войну,  прежде всего, перерезали связь, подступы к складам с боеприпасами и горючим. Танков  у нас было много. Они поучаствовали в бою полдня, и всё. И встали, немцы их брали фактически голыми руками.


Наши танковые дивизии исчезли практически в первые дни  войны. Не оттого, что их уничтожили немцы, а оттого, что нечем было сражаться. Немцы подбирали нашу  технику и на ней воевали. В хронике 41-го года  я несколько раз  видел, как рядом с рейхстагом мелькали силуэты наших Т-34. Немцы до 45-го года использовали нашу технику 41-го года и считали ее отличной. Вот  почему у нас  не было танков».

Записали рассказ Илья Васильев и Владимир Кустомаров. Фото Анастасии Семенцовой.
 

(продолжение следует)

Член Новгородского регионального отделения РВИО, руководитель добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев