«Мы скитались, как волки»

С жительницей деревни Великое Село Старорусского района Новгородской области  Анной Николаевной Зуевой встретилась представитель добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Валентина Игнатьева. Анна Николаевна поделилась  со студенткой своими воспоминаниями о военном детстве:

 «Когда началась  Великая Отечественная война, мне исполнилось 11 лет. В  нашей семье было 10 детей. Четверо во время войны умерли, осталось  нас у матери шестеро.

Жили мы в деревне Межник Старорусского района. Когда  нагрянули немцы,  нас они  из дома выселили в баню. Пригнали скот и за рекой устроили бойню. Затем стали нас совсем выгонять из деревни. Мы, три семьи, спрятались в окопе у нашего  дома, надеялись отсидеться, пока не утихнет суматоха.

Тут немцы вроде стали отступать, но  совсем не ушли, остановились невдалеке. Стали нас опять выгонять из деревни, отобрали корову. У меня был  годовалый братишка Ванька. Вот  немец ведёт корову, а мать просит:

«Дайте подоить. Мальчику хоть молока-то немного».

А немец наган на нас наставил, и мы все из окопа повыскакивали:

«Не надо нам молока, только не трогайте!»

Нас выселили. По кустам вдоль речки пошли  мы пешком в деревню Петрухново. Там был  деревенский клуб, и мы приютились в Красном уголке. Недалеко была выкопана большая канава, а у канавы рос тополь. Мальчишки взбирались на него, цеплялись за ветки, катались и прыгали в канаву. Один  там даже ногу сломал.


Шли бои. Немцы то наступали, то отступали. Решили мы податься домой. Пришли в Межник. Остановились в поле. Там были вырыты окопы,  и мы в них  укрылись. А немцы по-прежнему стояли всё там же за рекой, где бойня. В деревню нам никак не попасть.

Мама приказала  нам сидеть тихо, а сама пошла узнать, как нам добраться  до нашего двора. А когда вернулась, сказала:

 «Пойдёмте домой».

Мы через мост пришли в деревню. Только в дом нас не пустили, и мы опять устроились в бане.

Мы, ребятня, не могли  усидеть в бане целый день. Залезали в окопы и там шныряли. Над деревней часто летали немецкие самолёты. Так мы, глупые, хватали палки, поднимали вверх, будто стреляли в них из винтовок. Ничего не  боялись. А самолет, бывало, летит низко и бомбит окопы. Бомбы  сзади падают и взрываются. Но мы успевали выскакивать и прятаться за яблони,  чтобы не попали осколки. Бог нас спасал.

Потом  нам опять  пришлось убегать в другое место – в деревню Чудиново. Там хоть было  где спрятаться, неподалёку были свои, партизаны. Староста  дядя Егор дал нам окоп. Он был не такой, как   староста в Межнике, тот был продажной шкурой, хуже немца. А дядя Егор нашим  помогал. Бывало, записочку напишет и отдаст кому-то из своих ребятишек. Нас он не посылал, мы не знали местности. Мальчонка  эту записочку спрячет и идёт в лес к нашим.

Старые-то люди  всё понимали и говорили:

«Господи, спаси ты его».

Партизаны получали  нужные сведения и  начинали действовать. А мальчик возвращался,  будто бы ходил ягоды собирать. Потом стало очень опасно. Немцы выслеживали  партизан и тех, кто им помогал.

Скоро мы опять вернулись домой, но пробыли там недолго. Нас угнали в Тулеблю, чтобы оттуда отправить в Германию. В Тулебле немцы загнали  нас в барак, а на вышке стояли часовые.

Старшая сестра Настя с одним мальчишкой сбежали, но немец догнал и вернул обратно. Хорошо, что не застрелил,  хотя мог бы и застрелить.

Тут налетели наши самолёты, разбомбили железную дорогу и станцию в Тулебле.  Поэтому увезти нас не смогли. Ребятишки  в бараке баловались и сожгли его. Тут я уже не помню, как  немцы  ушли, и мы вернулись домой, в Межник. Было  это зимой 44-го года.

Когда закончилась война, все были счастливы. После войны тоже жилось нелегко, но хотя бы не убивали».


Член Новгородского регионального отделения РВИО, руководитель добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев