Не бывает лёгких времён

Рассказ Василия Ивановича Захаревского, участника штурма Берлина, записали студенты Политехнического института НовГУ во время встречи с ветераном.

На военную службу Василий Иванович Захаревский был призван в 1940 году. Взяли его в танковый десант для прикрытия танков. Служить отправили в Прибалтику. 10-11 августа он уже находился в учебном полку. После учёбы был переведён в действующую армию.

"К войне с фашистской Германией мы  серьёзно готовились. Ежедневно были учебные стрельбы, кроссы по 40 километров. Но немцы тоже готовились. Каждое утро над нашими головами летал самолёт-разведчик, но из-за Пакта о ненападении наше командование не разрешало его сбивать.

22 июня 1941-го года Предстоятель Русской Православной Церкви Патриарший местоблюститель  митрополит Сергий обратился с воззванием к верующим: "Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину...  Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона... Жалкие потомки врагов православного христианства хотят ещё раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой...  С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу...  Вспомним святых вождей русского народа, например, Александра Невского, Дмитрия Донского, полагавших свои души  за народ и Родину...  Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов... Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь.  Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг. Именно нам особенно нужно помнить заповедь Христову: " Нет больше той любви, как если кто положит душу за друзей своих".

Сталин обратился к народу только 3 июля, через 12 дней после начала войны.

Наш командир приказал держать оборону города, где располагалась наша часть. Я наблюдал ужасную картину: через дорогу был военный аэродром, там стояли наши фанерные истребители. Ни один из них не взлетел! 

Поддержки не было, и командир приказал нам отступать в Ригу. Но город уже был занят врагом. Решили отступать дальше, в глубь тыла. Шли до Западной Двины, попали в окружение; пересечь реку смогла только треть нашей дивизии. На другом берегу встретили роту пограничников. У них были карты местности, и мы решили отступать вместе с ними. Отступали до первой полосы обороны Москвы под деревней Нелидово (сейчас Тверская область). Наше отступление длилось с июня 41-го года до марта 42-го года.

В сентябре во время наступательной операции под Смоленском я получил лёгкое пулевое ранение в ногу. Несколько недель провёл в военном госпитале, после чего вернулся в боевой строй".

Освобождение Европы шло успешно и без больших потерь. Бойцы говорили: "Идём добивать раненного зверя".

Наша 20-я гвардейская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого дивизия в конце 44-го года и в начале 45-го стояла на реке Висле. Начали наступление и к марту вышли на Одер. На этом участке противник сосредоточил крупные силы, идти дальше было нельзя. Кёнигсберг ещё не взят советскими войсками. Поступил приказ повернуть на север. Мы соединились со 2-м Белорусским фронтом и от Гданьска до Гдыни на  протяжении 300 км очистили от противника Балтийское побережье. Разгромили немецкую группировку в Померании и вернулись на исходные позиции.

Когда дивизия подошла к Одеру, заметили нашего солдата, стоявшего в карауле, и рядом с ним табличку: до Берлина - 140 км, до Москвы - 1690 км. 

Самое запомнившееся для меня событие - битва за Берлин. Это было самое тяжёлое сражение для меня и последнее сражение для всей фашистской Германии. В этой битве участвовали почти все жители Берлина: от 12-летних детей до стариков".

22 апреля вошли в Берлин. Город поразил мощными укреплениями. Каналы, мосты, улицы были перегорожены двухметровыми баррикадами из рельсов и камней. Путь для танков пробивали огнемётами. По данным разведки, в Берлине на тот момент было порядка миллиона немецких солдат, полторы тысячи танков, три с половиной тысячи самолётов. Немцы дрались за каждый этаж, подвалы представляли собой настоящие бункеры.

В Берлине мне выдали рацию, и я, по совместительству, стал радистом. Приходилось помогать в расчистке завалов, баррикад. Командование нашей части приказало остановиться на Александер-плац, откуда открывался  прямой путь на Рейхстаг. Дальше были последние укрепления немцев, и они очень хорошо охранялись. Немецкие снайперы  при малейшем движении открывали огонь на поражение. Так был ранен  мой однополчанин, который вышел из-за угла всего лишь на полметра. Был приказ стоять и ждать, когда наши войска возьмут Рейхстаг.

Последним самолётом, улетевшим из города, был маленький пассажирский лайнер, который забрал жену и дочь какого-то генерала СС. Причём наши этот самолёт не сбили! Всего на взятие Берлина было брошено около миллиона солдат Советской Армии.

Последние сопротивлявшиеся немцы говорили, что они лучше сдадутся войскам США или Великобритании, чем русским - так они боялись расплаты за свои преступления! Известие о взятии Берлина советскими войсками застало Захаревского в деревне близ Берлина 2 мая 1945 года. Их танковая часть стояла до 8 мая на Александер-плац. Василий Иванович на  всю жизнь  запомнил общее ликование. Пленные шли колоннами, и на их лицах светилась радость: война закончилась, а они живы!  Помню, как в Берлинском зоопарке  советские солдаты подкармливали бурого медведя, а тот в благодарность плясал!

Потом их часть отошла на окраину города, а 17 мая покинула Берлин. Советские танки вышли в лес. Бойцы разбили лагерь, поставив палатки, клуб, столовую. Так и жили. И только потом, когда Германию разделили на Западную и Восточную зоны, танковую часть перевели в Лейпциг. В Россию Василий Иванович вернулся только в 1946 году.

Эту страшную, но победную войну он закончил в звании старшего лейтенанта Советской Армии, 2026 механизированной дивизии, Краснознамённого орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого полка. За взятие Берлина указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года награждён медалью.

С Василием Ивановичем  Захаревским студенты Андрей Голубков и Сергей Фатеев встретились у него дома и были очень тронуты тем, что к их приходу он надел парадный мундир со всеми наградами: орденом Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, многими медалями.

Услышав, что он воевал под Ржевом, студенты удивились такому совпадению: именно из Ржева они приехали учиться в НовГУ. Ну как не поблагодарить случай за такую встречу?

Не бывает лёгких времён. Каждое время для того, кто в нём живёт, складывается непросто. Это неоспоримая истина. Но бывают особенные времена, словно бы предназначенные для испытания людей на прочность, на мужество, на способность сохранить в себе достоинство и лучшие человеческие качества. Это роковые времена. И, может быть, только на долю России, как ни одной другой страны мира, выпало такое невероятное количество катастроф и потрясений, одним из которых стала Великая Отечественная война.

Член Новгородского регионального отделения РВИО, председатель Совета по воспитательной работе Политехнического института НовГУ Булгакова А.Ф.

0 Комментариев