Алтайское отделение РВИО исследует трагедию вековой давности

Кошелёвская трагедия

 Потомки казнённого в августе 1919 года белочехами подпольщика намерены увековечить память погибших алтайских партизан.


Архивы свидетельствуют

 
Житель Алма-Аты Геннадий Лупарев с детства помнит семейную легенду о том, как ранним утром 4 августа 1919 года карательный отряд чехословацких легионеров ворвался в село Кошелёво, и его родного деда, Ивана Лупарева, выскочившего из избы на шум и стрельбу, обезоружили на крыльце. Сначала белочехи избивали его во дворе на глазах жены и малолетних детей. Потом куда-то повели, продолжая избивать прикладами. Получив тяжелые ранения штыками в живот, Иван упал, но вновь поднялся, схватил полотенце, переданное ему женой, чтобы перевязать рану,  с трудом забрался в телегу и тронулся в другой конец деревни, где проживал фельдшер. Вскоре лошадь с умершим от ран партизаном возвратилась во двор.

Троюродный правнук Ивана Лупарева, преподаватель одного из новосибирских вузов Юрий Печин недавно обнаружил в государственном архиве Алтайского края метрическую книгу Покровской церкви села Кошлёво (Тальменский район Алтайского края) со списком жертв той карательной операции. Их было 12 человек в возрасте от 12 до 65 лет, в том числе и 33-летний Иван Михайлович Лупарев. Причина смерти прихожан: «убит чешским отрядом». Чешский отряд, упоминаемый в тексте, – это солдаты 5-го стрелкового полка имени Масарика. В истории этой воинской части, изданной в Праге в 1934 году, упоминается этот кровавый эпизод.

По воспоминаниям старожилов, юная Варвара Ударцева, стоявшая у окна, погибла случайно. А смертельно раненный Яков Харитонов умер на следующий день, уже после ухода карателей из села. Похоронили жертв расправы, согласно православным канонам, на третий день после смерти. И все эти дни над селом стоял плач родных и близких погибших.

И поныне причина кошёлевской трагедии не установлена. Одна версия гласит, что расправа стала ответом на диверсию местных партизан, которые накануне сожгли железнодорожный мост, располагавшийся неподалёку от села и связывавший Новониколаевск (ныне – Новосибирск) с Барнаулом.

По другой версии чехословаки отомстили жителям села Кошлёво за то, что те убили трёх их однополчан. По крайней мере, поныне деревенская легенда гласит, что за забором местного кладбища возвышаются три небольших холмика, под которыми предположительно захоронены легионеры.

 
Сохранившаяся память


В ходе недавних встреч Юрия Печина, барнаульского журналиста Евгения Платунова и председателя регионального отделения РВИО на Алтае Анатолия Муравлева с жителями села Кошелёво  выяснилось, что легионеры вошли в село рано утром 17 августа (н. ст.) 1919 года. Этот фактор стал решающим — им удалось застигнуть врасплох партизан. Кроме того, была пора уборки урожая, и многие мужчины ночевали на заимках, либо уже успели выехать в поля. В те годы село было многолюдным, силами одной ротой охватить все его разбросанные улицы было трудно. Иначе число погибших было бы ещё больше.

Были опрошены старожилы село Кошелёво, которые сохранили сведения о расправе с односельчанами со слов своих ближайших родственников. Валентина Калачёва рассказала об удивительном спасении её свёкра, Леонтия Поликарповича Калачёва, прожившего долгую жизнь – 90 лет. Леонтий Калачёв участвовал в Первой мировой войне, был санитаром, попал в плен, работал у поляков. После революции смог вернуться на родину.

Когда в село ворвались белочехи, его, по словам Валентины, «забрали на расстрел». Но дед Лёва смог поговорить с незваными гостями, вероятно, на польском языке, и они почему-то поверили в его невиновность. Однако, когда Леонтий возвратился домой, его жилище уже сгорело — жена успела выбросить в окно лишь несколько подушек. В семье никто не погиб, но её члены остались, что называется, «под кустом».

По словам Валентины Калачёвой, белочехи подожгли и жилище соседа, который жил через дорогу. Он тоже спасся, благодаря тому, что спрятался в подполе дома. После поджога каратели быстро удалились на соседнюю улицу, а хозяин успел выбраться из убежища и затушить огонь.

Раиса Ерохина, с которой делилась воспоминаниями её бабушка, Прасковья Баёва, рассказывает: «Чехи расстреляли восемь человек в той части села, которая называется «Рассея», «под Шелеповыми». К нам в дом вошёл чех, снял зеркало со стены, завернул тряпкой, сказав, чтобы уходила с детьми хозяйка, бабушка Паруша».

Анна Ерохина, со слов матери, рассказала о событиях 17 августа 1919 года следующее: «Чехи приехали внезапно. Никто не успел сначала приготовиться, чтобы спрятаться. Когда они стали «шабарчать» по улицам, то, услышав выстрелы, побежали - кто в бор, кто в забоки. Мои родственники спасались в забоке с маленьким ребёнком (младшей сестрой матери). Ещё одна сестра матери была маленькой и взяла с собой собачку из дома. Оставили они в одном месте ребёнка и собаку, сами пошли дальше. Ребёнка спеленали, привязали на кусте черёмухи.  Ребёнок был весь мокрый: кричал, комары искусали. Убежали далеко, под Лушниково. Решили спустя время вернуться. Когда пришли в Кошелёво, им говорят: «Тот-то погиб там-то, а тот-то погиб ещё там-то...». Бабушка старая в нашей семье не убегала, осталась дома. Так чехи пришли и сильно били её, спрашивая: «Где твой сын?» Она спряталась под лавку, и отвечала: «Я — неграмотная. Ничего не знаю. Хоть убейте!». Бабушка, когда её достали из-под лавки, говорила: «Вы-то там всё перенесли, непуганые в забоке. А мне досталось за вас всех...».

 

Так были ли партизаны?

 
Семье Геннадия Лупарева известно, что ещё один его предок – Семён Устинович Лупарев, партизанил. А как только узнал, что чехи ворвались в село, нырнул полуодетый в овраг с крапивой, что на краю улицы, где проживали «расейские». Густые заросли крапивы спасли ему жизнь: чехи за ним лезть не решились, постреляли в овраг наугад, да и ушли. Семён до вечера сидел в кустах, выбрался весь в волдырях.

Сейчас о той трагедии напоминают захоронения на кошелёвском кладбище – могилы Ивана Лупарева, 27-летнего Григория Чуркина, погибшего вместе со своим 65-летним отцом Дмитрием Чуркиным.

Юрий Печин и Геннадий Лупарев, по согласованию с советом ветеранов села Кошелёво и администрацией Лушниковского сельсовета Тальменского района, предполагают установить мемориальный знак в память о погибших партизанах.

 

Анатолий Муравлев, председатель регионального отделения Российского военно-исторического общества в Алтайском крае.

 

 

0 Комментариев